aletheiaagathon

Categories:

“Diversity” как расчет на эволюцию

Любые совпадения с происходящим в США следует считать случайными. Я не слежу за событиями за океаном, не знаю их и безразличен к ним.

Главная мысль, которая рассматривается здесь, это сравнение двух подходов: истина уже была дана, известна в прошлом, следует ее усвоить и соответствовать ей; истина предмет постоянного поиска, она не была дана, а возможно, не будет дана никогда, но ее поиск это результат многих случайностей и выбор тех из них, какие будут истине больше соответствовать.

В таком виде она могла быть банальна, но мне интересно ее рассмотреть на примере новостей про “diversity”

Слово «эволюция» я использовал, поскольку удобная иллюстрация это сравнение религиозного подхода (было дано Божественное или родительское откровение, или сам нашел истину, и нового искать не следует, а только совершенствоваться в древнем) и эволюционного (мир движется и меняется, и пробует все новые формы, наиболее соответствующие изменившимся условиям).

В роли Божественного откровения могут выступать и древние тексты, классические каноны, традиции или просто «меня так учили» - то есть и некоторые атеистические или агностические практики вполне могут быть в этом русле. А одновременно верить в возможность (или обязательность) улучшения могут и религиозные люди.

Если мы считаем, что истина уже известна и дана либо в Божественном откровении, либо в учениях древних, то разнообразие нам не важно и не обязательно. Конечно, «надлежит быть и разногласиям между вами, чтобы выявились между вами искусные». Но это будут споры на уровне, был ли некто богочеловек или человекобог, а утверждения, что его вовсе не существовало, будут неинтересны, так как неистинные.

С другой стороны, если мы считаем, что открытие истины впереди (или что она меняется каждую единицу времени), то мы можем быть заинтересованы в самом широком перечне гипотез и в как можно большем числе их проверок. Ибо «что от человеков, то разрушится, а что от Бога, то стоять будет».

Даже если мы считаем (или утверждаем), что не знаем истину, но зато владеем точными критериями или инструментами, то и в этом случае будем ограничивать разброс вариантов, требовать соответствия тому, что мы считаем верным.

Если же мы полагаем, что не знаем наверняка, что истинно, а что нет, и что даже не знаем, как это определить. Или же полагаем, что истинное ранее может быть уже неточным сейчас, тогда мы заинтересованы иметь весьма широкий обзор, позволять проявляться многим и многому и при этом накладывать минимум ограничений или избегать их, насколько это возможно.

В первом случае мы считаем, что имеем хороший план, чертеж или набор инструментов, и во всем окружающем видим материал или средство, как откровение воплотить в жизнь. Или видим нечто, всего лишь соответствующее описанному в откровении и тем его как будто подтверждающее.

Во втором случае мы полагаем, что наша задача во многом разнообразном разглядеть более жизнеспособное и уже по его образцу или с учетом его опыта делать, пока именно эта новая версия соответствует текущей действительности. А при этом и продолжать следить за новыми всходами, так как время (условия) вновь изменится, а значит, вполне возможно, что наилучшим вариантом будет уже не то, что делали вчера, а вновь нечто новое.

И здесь я сделаю отсылку к чему-то, что, может быть, происходило за океаном. Хотя, учитывая, что мои сведения обрывочны, это лучше назвать не мыслями о происходящем там, а мыслями о нескольких новостях (не обязательно верных).

В бизнесе есть практика так называемых «посевных инвестиций». Давать по 50-1000 тыс долларов всем подряд, кто обратится с такой просьбой, ожидать, что 99 из них обанкротятся, зато 1 принесет прибыли столько, что окупит 99 банкротов и выведет весь проект в хороший плюс. Так как никто не знает, что будет прибыльно и насколько, то требования в самом деле часто весьма мягки.

В культурном смысле дело может обстоять ровно так же. Пусть творят тысячи и десятки тысяч, включая тех, кто по меркам других культур не стоил бы вовсе никакого внимания.

Вопросы, однако, могут появляться, когда речь заходит о финансировании и доступе к другим ресурсам. Представители доминирующей культуры могли полагать, что их задача выбирать из разнообразия то, что более достойно. При этом нюанс в том, что выбирали они неизбежно в соответствии с собственными представлениями о достойном внимания. А следовательно, ограничивали поиски нового культурного мерками собственной старой. А это примерно то же самое, что сказать стартаперу, пришедшему с Убером: «да, все хорошо, только сделайте это похожим на контору проката автомобилей – Херц, например». В лучшем случае это был бы новый Херц, а в худшем – ничего. И конфликты из-за ресурсов, а равно из-за разных представлений о том, должен это быть Херц или все-таки Убер, в этом смысле выглядят естественными и поэтому неудивительными.

Каждый, кто делает нечто необычное, прежде всего подает пример другим «так тоже можно». И те могут повторять, находя созвучное себе. Если же созвучного им в этом нет, и они будут делать нечто совершенно иное, то все же любой радикал расширяет границы доступного, в которых можно творить.

Одно дело, когда о правителе можно говорить только хвалебное, и фронда выражается словами «не великий, а просто выдающийся». Другое дело, когда разброс мнений от «гений» до «ничтожество».

Одно дело, когда Рембо пишет про круп и звезду ануса, а равно отхожие места и быка, роняющего свои блины, и радикалом считают его. Другое дело, когда Рымбу пишет про вагину так, что ей уже Рембо ставят в пример: ну, вот он хотя бы красиво ведь писал! Рымбу расширила границы доступного для кого-то еще. Хотя, вероятно, она сейчас и далеко не самая радикальная, а «самых» я всего лишь не знаю. То, что я услышал про Рымбу, уже удивительная случайность.

Одно дело, когда феминистка пишет про дискриминацию мужчин. Другое дело, когда радикальная феминистка пишет про «кастрировать всех мужчин» - на ее фоне первая кажется умеренным вариантом.

Ну, и раз уж речь зашла про феминисток, то одно дело, когда женщина пишет «даже завзятые шовинисты отрицают сексуальное насилие над женщиной». Другое дело, когда она знает про похищение сабинянок и Овидия, и про то, что вообще-то далеко не все мужчины и не во всех ситуациях против сексуального насилия.

Если есть Божественное откровение, задача сводится только к тому, чтобы его истолковать и наилучшим образом соответствовать. Если предполагается эволюция, то задача сделать как можно больше разных проб (в максимально широких границах), и уже из них суметь отобрать лучшее и наиболее перспективное.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic