aletheiaagathon

Category:

И ста народов брат, и ста народов сын (с)

Мыслить человека, одновременно принадлежащим сотне общностей, - сложно. Просто выбрать одну или несколько «главных», а остальные считать маловажными. 

Интересно, с чем связана такая трудность. Сектантское мышление? Общность религии важна, а все остальные незначимы – не сообщайтесь ни в еде, ни в питье с неверными.

Или метафизическое? Человек всегда представляется именно каким-то конкретным и никаким больше. Хотя человек зависит от контекста ничуть не меньше, чем слово или фраза. Поместим человека на болота, в ледяную тундру или степь – это будут три разных человека с в том числе разными заболеваниями. Или поместим его в разные группы: с волками жить по-волчьи выть, и в чужой монастырь со своим уставом не ходят. 

То есть люди будут разные в зависимости от контекста, но насколько легко это понять и иметь в виду в рамках метафизического мышления, где А всегда А и никогда не равно не-А? Поэтому как это, мол, может быть так, что человек одновременно принадлежит сотням групп?

Можно подумать об иерархической и эксплуататорской структуре. Если мы берем в качестве образца такой человеческий коллектив, где все и во всем подражают вожаку, то естественно вся стая приобретает черты, характерные для доминирующего, а все остальные отвергаются, отрицаются, «не замечаются» и подвергаются подозрению. И такие авторитарные вожаки, конечно же, заинтересованы в том, чтобы их «стадо» были членами только одного коллектива, но не других. Так семейный насильник удерживает супруга от общественной реализации и поддержания отношений с другими, чтобы усилить его зависимость от себя.

Хотя и объективно у большинства людей есть не очень много практик, где они могли бы почувствовать себя принадлежащими одновременно разным группам. Чаще это «нельзя служить двум господам, одному будет нерадеть». 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic