aletheiaagathon

Category:

Декларация свойств человека

Говорят, Гете принадлежат слова «кто не знает ни одного иностранного языка, не знает и своего собственного». Я об этом в очередной раз вспомнил, когда в беседе услышал: «Декларация прав человека? А кто эти права дал?». Вопрос совершенно естественный в рамках русского языка. Права, править, правила, правитель, исправлять – однокоренные. И поэтому, конечно, права дают и отнимают. В обыденном сознании имеет большое значение, кто именно дал право, и какие у него возможности обеспечить исполнение этого права. Но вот в английском языке, мне кажется, не так. Я, впрочем, плохо знаю английский, поэтому пишу именно в том числе для того, чтобы всякий мог рассуждение проверить.

Начнем, скажем, с «правил». “Rights” это, конечно, не про то. Правила это rules. Точно так же, как правитель это ruler. Да и по смыслу совпадает: что правящий, что рулевой – одно и то же.

При этом «направление», хотя оно и имеет в русском языке сходный смысл (рулевой, конечно, направляет), в английском – direction. Наши «директор» и «директива» в этом смысле именно про «направление». 

А вот “rights” больше соответствуют русскому «свойства». То есть что-то, присущее человеку или объекту, - свое, неотъемлемое. И Декларация прав человека это, скорее, декларация свойств человека. Мол, мы все знаем, какие люди, что им присуще, и в этом знании достигли консенсуса, который и закрепляем.

Ну, действительно, давайте почитаем преамбулу Декларации, заменяя «права» на «свойства».

«Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых свойств их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к свойствам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и принимая во внимание, что необходимо, чтобы свойства человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения; и 

принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные свойства человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению свойств человека и основных свобод; и 

принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих свойств и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства провозглашает настоящую Всеобщую декларацию свойств человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих свойств и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией». 

Намного же лучше и точнее звучит, как вы считаете?

В случае со свойствами вопрос «а кто их дал» становится то ли бессмысленным, то ли научным, то ли философским. Можно сомневаться, присущи ли эти свойства всем людям без исключения, но во всяком случае вопрос об их происхождении снимается – родились мы такими и продолжаем рождаться. Веришь, мол, в Бога, создающего нас, значит, источником этих свойств является Он. Веришь в материю, природу, значит, они являются источником этих свойств.

И «естественные права» это естественные свойства. В русском языке «естественные права» звучат бессмыслицей – как они могут быть естественными, если права всегда кто-то дает? В то время как философы Просвещения говорили именно о том, что присуще человеку от рождения. Свобода мысли, свобода слова – всякий человек ее имеет, как дерево имеет ствол и корни. Можно обрубить эти корни, как можно отрезать язык, но это будет именно калечение. Можно под страхом чего-то ограничить высказывание, как садовники ограничивают разрастание ветвей, но это будет именно внешнее ограничение присущих самому человеку или дереву свойств. И точно так же, как цветок пробивается сквозь асфальт, а дерево стремится ограничение преодолеть (и успешно делает это, стоит садовнику зазеваться или полениться), так и человек стремится к полному проявлению собственных свойств. Именно на это обращают внимание составители Декларации, упоминая свойство (право) народа восставать для реализации себя. Восстает ли дерево против ограничения его? Обычно мы так не говорим – дерево и дерево. Про людей, однако, так сказать можем.

И в этом смысле когда мы говорим про Билль о правах, то нам вполне уместно считать его Биллем о свойствах американского гражданина. Дереву свойственно иметь корни и широко раскидывать их под землей, а гражданину США – иметь неприкосновенное жилище. Можно обрубить корни, как можно вторгнуться в его дом. Но и дереву, и гражданину США свойственно восстанавливать прежнее положение. И, соответственно, американский закон исходит (или по крайней мере декларирует) из того, что он соответствует свойствам человека, защищает их и способствует их реализации.

Поэтому для англоязычного сознания и русскоязычного может идти речь совершенно о разном, когда в России говорят про «защиту прав» или «реализацию права». Для американца это реализация свойства: цветок пророс – но или сквозь асфальт, ломая его, при тирании, или в саду, где все условия этому способствуют. Для русского это утверждение чьего-то влияния: кто начальник? Какая сила? Что будет, если не подчиниться? А реализация чужого права здесь воспринимается именно как подчинение чужой воле, это право давшей. В этом смысле характерно, что некоторые, полагающие себя сильными, от прав, наоборот, отказываются – мне не нужно право, я сам возьму. И в этом та же логика языка: право кто-то дает, значит, принимая право, принимает чье-то главенство, преимущество, верховенство. А зачем, мол, это ему?

В общем, не знаю, насколько мои рассуждения соответствуют английскому языке, но от словосочетания «права человека» я, пожалуй, тоже отказываюсь. От каких слов я уже ушел? «государство», «власть», «умный». Вот и вместо «права человека» буду говорить «свойства человека».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic