aletheiaagathon

Categories:

80 к 20 на новый лад

Некоторые люди не испытывают страха перед отменой буржуазных правил. Среди них не только те, кто радуются обретенной ими свободе («ура, все позволено!»), но и те, кому существующие правила отводят роль проигрывающих.

Возьмем пример упоминавшихся чернокожих в американских гетто. Какой жизненный путь им отводится? Один из тысячи станет профессиональным спортсменом или рэпером. Два (или один, или меньше одного?) из десяти поднимутся в «средний класс». Четыре из десяти будут трудиться мусорщиками и уборщиками. Столько же (четыре из десяти) будут жить на пособие и, неудовлетворенные им, убивать друг друга наркотиками и в перестрелках банд. 

Допустим, что подъем в средний класс может восприниматься желанным вариантом. В этом случае вероятность выигрыша составит 20%, а проигрыша – 80. Если бы некто сел играть в карты в поезде со случайным попутчиком и постоянно выигрывал бы 20%, а проигрывал 80, мы бы порекомендовали ему прекратить игру. Мы бы порекомендовали это и при соотношении выигрышей к проигрышам 49-51. А при большем разрыве впору задуматься, не шулер ли попутчик.

Сам он (буржуазия) настаивает, что игра ведется по-честному. Признает, что иногда передергивается (в прессе и большие скандалы, и малые), но «в основном» - по-честному. Всего лишь он, попутчик, играет лучше. Или у него способности лучше. И в том числе поэтому знает, когда и как передергивать.

Если чернокожий из гетто еще верит, что попутчик не шулер, то, услышав такое, может сказать, что ему не нравится игра, где он будет постоянно проигрывать. Попросит какую-нибудь фору. Шулер (попутчик?) может возмутиться и отказаться, может для виду согласиться (отчего бы и не дать небольшую фору, квоту, например, если все равно сумеет обчистить полностью).

Или же чернокожий может сказать, что коль скоро его способности и навыки не подходят для этой игры, то давайте, сыграем в другую. В какой результат не будет столь явно предопределен. И будь мы обычными попутчиками, мы бы могли согласиться на перемену игры. Но буржуазия не обычный попутчик и менять игру не хочет. Говорит, что эта игра самая лучшая, все другие хуже (и может быть, отчасти права, вдруг для самой буржуазии любая другая игра хуже – не обязательно, но вдруг). При этом и чернокожий отнюдь не едет в поезде, не выбирает, с кем играть и во что: игра и правила ему навязаны. Не умеешь – научим (тут, конечно, спорно, учить у них тоже особенно не стараются), не хочешь – заставим (с этим вопросов нет, заставляют хорошо).

Поэтому, может быть, чернокожие в гетто, BLM или где бы то ни было еще ведут свою борьбу как-то не так (а как стоило бы?). Но что не вызывает никакого удивления, а наоборот, встречает понимание, так это их нежелание играть по правилам, навязанным «белым» буржуазным обществом. По таким правилам, каким «белый буржуа» всегда выиграет, а «черный нищий» - проиграет.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic