aletheiaagathon

Categories:

"Экватор", или об отношении СССР к мыслям Маркса и Энгельса

Сегодня (хотя то же можно было бы сказать вчера или позавчера) у меня «экватор» - из 50 томов сочинений Маркса и Энгельса прочел 25. Главное впечатление: правило «читайте первоисточники» - волшебное. Значительная часть того, что я думал о теории Маркса и Энгельса десять лет назад, к ней не относится, а то и прямо противоположно их взглядам. Чего стоит, например, представление о коммунизме как о состоянии (метафизическое у меня тогда), хотя для них это процесс, движение (они мыслят, что понятно, диалектически). В следующих двадцати пяти томах меня ждет, может быть, еще много открытий. Но если ознаменовать «прохождение экватора» каким-то подведением промежуточных итогов, то я бы сопоставил мысли Маркса и Энгельса с советской практикой.

Очевидно, что очень многое в СССР делалось в соответствии с их теорией. Например, всеобщая воинская обязанность, требуемая для того, чтобы каждый рабочий мог обучиться военному делу и в случае нужды с оружием в руках отстоять себя против чужой агрессии. При этом если у Энгельса говорится о винтовке и 50 боевых патронах к ней, хранящихся у каждого дома, какие, с одной стороны, никому не позволят завоевать эту страну, а с другой стороны, не позволят никому отправить такой вооруженный народ в ненужный ему завоевательный поход, то в СССР, конечно, отношение к оружию в личном владении было иным.

Или, скажем, всестороннее развитие личности, такое образование, которое каждому позволило бы занять любую позицию. С одной стороны, в СССР, несомненно, много делалось для этого, предпринимались большие усилия для развития каждого – притом усилия как индивидуальные, так и общественные. С другой стороны, само разделение труда, на какое пристальное внимание обращали Маркс и Энгельс, устранено не было. В результате можно применить критику, направленную в адрес Дюринга: всего лишь позволять каждому выбирать специальность по своему усмотрению? То есть не избавить человека от порабощения конкретным делом, а всего лишь позволить выбирать, какое именно дело его поработит? 

Или обобществление собственности. С одной стороны, оно было произведено, с другой стороны (вероятно, именно в силу сохранения разделения труда), оно выступило в форме государственного монополизма, от которого и Маркс, и Энгельс предостерегали. То есть они критиковали, скажем, прудоновские идеи выравнивания заработной платы, а они все же были проведены. Они критиковали Родбертуса за его предложение директивно определять стоимость каждого товара (Энгельс здесь – что меня удивило – сообщает о важности конкуренции цен для выведения настоящей средней их стоимости), а реализовано было именно это.

В общем-то, ничего удивительного в этом, конечно, нет. Вполне естественно, полагаю, что в жизни страны реализовывались самые разные мысли самых разных социалистов. 

Список при желании можно длить, и, может быть, по прочтении всех пятидесяти томов я это и сделаю. Но здесь завершу еще одним (более мелким на фоне других) сопоставлением. В то время, как Маркс часто писал о том, что «запретный плод сладок», применительно к религии, предостерегая от ограничений, а Энгельс в критике сочинений Дюринга указывал, что религия сама «отомрет», когда исчезнет питающая ее почва (таинственность и, главное, неподконтрольность управляющих человеком природных и общественных сил), в СССР, мы знаем, меры принимались самые разные.

Энгельс, мне кажется, так хорошо написал и выразил свое отношение, что размещу здесь соответствующую его цитату в качестве постскриптума.

«…Всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, - отражением, в котором земные силы принимают форму неземных. В начале истории объектами этого отражения являются прежде всего силы природы… но вскоре вступают в действие также и общественные силы, которые противостоят человеку в качестве столь же чуждых и первоначально столь же необъяснимых для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с той же кажущейся естественной необходимостью.

…На дальнейшей ступени развития вся совокупность природных и общественных атрибутов множества богов переносится на одного всемогущего бога, который, в свою очередь, является лишь отражением абстрактного человека. Так возник монотеизм… В этой удобной для использования и ко всему приспособляющейся форме религия может продолжить свое существование как непосредственная, то есть эмоциональная форма отношения людей к господствующим над ними чуждым силам, природным и общественным, до тех пор, пока люди фактически находятся под властью этих сил. Но в современном буржуазном обществе над людьми господствуют, как какая-то чуждая сила, ими же самими созданные экономические отношения, ими же самими произведенные средства производства. Фактическая основа религиозного отражения продолжает, следовательно, существовать, а вместе с этой основой продолжает существовать и ее отражение в религии…

Одного только познания недостаточно, чтобы подчинить общественные силы господству общества. Для этого необходимо прежде всего общественное действие. И когда это действие будет совершено, когда общество, взяв во владение всю совокупность средств производства и планомерно управляя ими, освободит этим путем себя и всех своих членов от того рабства, в котором ныне держат их ими же самими произведенные, но противостоящие им, в качестве непреодолимой чуждой силы, средства производства, когда, следовательно, человек будет не только предполагать, но и располагать, - лишь тогда исчезнет последняя чуждая сила, которая до сих пор еще отражается в религии, а вместе с тем исчезнет и само религиозное отражение, по той простой причине, что тогда уже нечего будет отражать.

…Но Дюринг натравливает своих жандармов будущего на религию и помогает ей, таким образом, увенчать себя ореолом мученичества и тем самым продлить свое существование».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic