aletheiaagathon

Categories:

«Сто тысяч долларов на солнце» (1964) и «Плата за страх» (1953)

Когда меня спрашивают, какие французские фильмы я люблю больше остальных, то иногда удивляются, что это не комедии с Ришаром или Депардье, не боевики с Делоном, не Годар с Трюффо, а две картины о наемных водителях грузовиков.

Сравнивая их с другими, говорю, что первый это мой любимый фильм с Жан-Полем Бельмондо; «На последнем дыхании» и «Профессионал» делят между собой только вторую-третью строчку. А у Ива Монтана я других фильмов навскидку назвать обычно и не способен, но за ту роль – очень его ценю.

Некоторое сожаление у меня вызывает, что драматизм в первом случае создали введением криминального элемента (сюжет крутится вокруг угона автомобиля с ценным грузом), а во втором – перевозкой нитроглицерина (то есть постоянным риском смерти, обостряющим сопереживание героям). Но сожаление действительно небольшое, поскольку при желании (например, моем) можно легко отвлечься от того, что именно они везут, а смотреть на их работу, какая она была тогда, подмечать детали их жизни и отношений друг с другом.

«-Х сказал, что я шлюха. Это правда?

-Ну… Ты же спишь со всеми подряд?

- Да.

- А.. ты берешь за это деньги?

- Нет.

- Ну вот! (радостно) Какая же ты шлюха? (ласково обнимает) Ты просто друг».

Сейчас мы многое принимаем как привычную данность, мне и про пилота самолета приходилось слышать, что он незначительно отличается от водителя автобуса (а тот, по контексту, незначительно отличается от самого автобуса) — все летит и едет как бы «само собой». В тех же фильмах показывают, что шофер обязан быть высококвалицифированным специалистом (чтобы починить автомобиль самому на месте, если он вдруг сломается в пути). Показывают, сколько самостоятельности, находчивости и инициативности ему требуется проявлять. Это не человек, какой может положиться на приказы и регламенты, он в пути один или с напарником, а ситуации могут значительно отличаться. Это те, про кого в армии прошлых столетий говорили бы, что они прекрасные кадры для легкой пехоты и кавалерии. 

Взаимовыручка, дружеское (и не только) соперничество, спокойное отношение к жизни и смерти, смелость, умение думать, мастерство на все руки, выносливость и крепость.

Последняя сцена, где герой Бельмондо и его приятель старательно мутузят друг друга, а потом по-товарищески снова сидят рядом. «Она меня надула. – Я тебе говорил, что надо было брать в напарники меня. – Да ты бы сделал то же самое! – Да… Но я бы это сделал с шиком, красиво...».

В «Плате за страх», конечно, и характеров больше, они поэтому разнообразнее, а картина богаче. Но там нет той легкости, и заканчивается она трагически: все умерли, осталась одна только любимая главного героя. Путь Бельмондо и его товарища тоже, конечно, заканчивается неудачей: грузовик украден уже у них обоих, и прежнюю работу они потеряли. Но они живы, в целом здоровы, не унывают и, поддерживая друг друга, уверены, что справятся. А герой Монтана, как и трое других водителей, погибает. В духе советских фильмов про войну можно утешиться только тем, что патроны нитроглицерин все-таки довезли, и колоссальный пожар был потушен. И все-таки грустно.

Можно не только любоваться человеческими характерами, но и наблюдать особенности капиталистических отношений, конкуренции как буржуа друг с другом, так и пролетариев между собой – картины сотрудничества в один момент и конкуренции в другой.

А в целом, конечно, и экзотичность мест, где происходят события (Африка и Южная Америка), добавляет яркости. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic