aletheiaagathon

Categories:

«Деятельность-потребность-деятельность» как формула марксистской психологии

Когда несколько дней назад размышлял о преимуществах коммунизма, то одно слабое место было очевидным: буржуазная психология (а Маслоу хотя и высказывается часто с большой симпатией о марксизме, но психологом был, несомненно, буржуазным) на первое место ставит потребность. И жизнь человека с этой точки зрения можно выразить формулой «потребность-деятельность (для удовлетворения потребности)- (новая) потребность». Марксистская же психология на первое место ставит деятельность. По словам Маркса, жизнь сама по себе есть деятельность, а не действует только неживое. И тогда человек описывается формулой «деятельность – потребность (порожденная деятельностью) – (новая) деятельность (ставшая возможной на новом уровне)». 

Такое видение возможно благодаря пониманию диалектичности производства-потребления. Как писал Маркс, всякое производство есть одновременно потребление: производя ткань, мы потребляем пряжу, а одновременно и станки; так же, как, двигаясь, человек потребляет свои мускулы. И всякое потребление есть одновременно производство: поглощая пищу, мы усваиваем ее и производим собственные ткани. Одно (деятельность) неотделимо от другого (потребление). Поэтому, с одной стороны, мы можем пользоваться даже несовершенным (буржуазной психологией), полагая «в этом что-то есть» и достигая каких-никаких результатов, - точно так же, как и до открытия диалектического метода люди все же мыслили и, порой, весьма продуктивно. С другой же стороны, мы всегда будем удовлетворены лишь частично, поскольку это «что-то есть» будет касаться одной стороны жизни, а другая будет проявляться через нее косвенным образом, оставаясь для нас не то что совсем неизвестной, но, скорее, туманной и неясной. Как кто-то говорил: «народные поговорки противоречат одна другой, и в этом их мудрость». И, как писал тот же Гегель, «народ» понимает диалектичность жизни, он разумен, а не односторонне рассудочен.

Насколько марксистская формула психологии («деятельность-потребность-деятельность») соответствует нашему опыту жизни? Я полагаю, что вполне. Уже новорожденный живет и поэтому действует и стремится действовать, и в самой этой деятельности есть его жизнь. Но в какой-то момент его деятельность затрудняется – появляется потребность и желание ее удовлетворить. После же удовлетворения снова начинается деятельность. Да и в нашей повседневной жизни, полагаю, дело мы можем видеть именно так: в первую очередь, мы хотим действовать (значит, жить), и все наши потребности появляются только как определение необходимых средств для деятельности. Если не есть и не пить, уменьшаются возможности как мускулов, так и мозга. То же касается холода или зноя; отношений с людьми и всего прочего.

Если сместить акцент с потребности на деятельность, то как изменится наше видение? 

Во-первых, самореализация переместится с седьмого уровня (возможного только при удовлетворении потребностей низших уровней) на самый первый – что бы мы ни делали, мы будем стремиться проявить себя, свою жизнь.

Во-вторых, мы будем оценивать потребление не столько как количество неких благ, имеющихся у человека и доступных ему, сколько как те возможности деятельности, какие он имеет. Возможности, какие он имеет актуально (что он может сделать здесь и сейчас) и потенциально (спустя время или при соблюдении ряда условий). Возможности, какие предоставляет ему общество (свобода как непрепятствование в деятельности; свобода как помощь – хочет научиться, есть учитель, хочет сделать нечто, есть ресурс для этого и так далее) и какими обладает сам человек (развит ли он физически, интеллектуально, широкий ли у него кругозор, какие способности у него актуализированы, какие содержатся в потенции, а какие утрачены навсегда).

В этом контексте наше сравнение коммунизма (социализма) и капитализма будет выглядеть по-другому. Если нам привычно сравнение «сколько автомобилей было у американца, и сколько у советского жителя», то сейчас мы зададимся вопросом «какими знаниями и навыками обладал один и другой»? Выглядит похожим на знаменитое «Ну, тупые» от Михаила Задорнова, но, возможно, это было столь популярно не случайно: ощущение «в этом что-то есть» проявляло себя. Пусть у американца две машины, но если он не умеет считать в уме, то искупает ли одно другое? Пусть у него есть калькулятор. Но есть разница между Рипли («Чужой»), которая становится сильной, встав в погрузчик, и между человеком (или роботом), какой способен поднять этот вес силой одного только собственного тела? Да, можно вызвать человека, какой отремонтирует электропроводку. Но разве ситуация, когда можем сделать это сами, точно та же? Когда «извозчики довезут», и когда можем сделать сами, - есть разница? Я думаю, что есть, и она очевидна. Когда мы что-то можем сами – мы можем это сами. Когда можем что-то с чужой помощью – можем с чужой помощью. Когда можем посредством инструмента – соответственно, третье. И это не только разная степень зависимости (от отношений, вознаграждения или просто исправности), но это и совершенно иное в смысле нашего собственного тела, нас самих. Если человеку не повезло в детстве заболеть рахитом, это так или иначе трагедия, даже если человеку платят пенсию по инвалидности. Если же, наоборот, в детстве повезло правильно питаться, развиваться и заниматься спортом, это так или иначе радость каждый день, что бы он ни делал впоследствии.

Эта ловушка, в какой оказывается человек, следуя буржуазной психологии, заметна «на каждом шагу». «А зачем учить математику? – Она ум в порядок приводит. – А зачем иметь ум в порядке?». Если следовать «психологии потребностей», то спрашивающему отвечают «будешь богатым» («а вон Вася математику не знает, но богатый»), «будешь лучше других» («Алишер АбендМонд математику не знает, а он самый крутой рэпер») или что угодно еще. Но что бы это ни было, оно обесценит само знание математики как таковое, сам развитый ум и обладание широкими возможностями человека – они как будто станут важны не сами по себе, а лишь как средство ради чего-то. 

В одном из постов Фрицморген (я его часто привожу в пример, и, полагаю, он это заслужил, так как в самом деле является образцом) сетовал на отечественное образование, которое слишком многому и слишком долго учит, хотя «ремесло» можно и на курсах за две недели освоить. То есть «зачем учиться, если и так зарабатывать можно, еще и больше? Еще и время терять». 

При этом если мы смотрим с точки зрения деятельности, то ответ очевиден: мы действуем, мы раскрываем себя, наши возможности становятся больше. И даже если мы зарабатываем, стоя у станка или бросая уголь в топку, эта наша жизнь совершенно иная, когда мы знаем (узнаем) историю, философию и математику, нежели когда не знаем.

Продолжая логику Фрицморгена, можно, пожалуй, и спросить: зачем курице гулять на воле, если ее и в клетке кормят? Еще и более сбалансированно кормят. Зачем хомяку быть на воле, если у него в клетке не только поилка и кормушка, но даже колесо есть и имитация дома?

Разница двух ориентаций (акцент на «потребность» и акцент на «деятельность») представляется перспективной. Поэтому при дальнейших размышлениях на эту тему буду пользоваться формулой именно марксистской психологии: «деятельность-потребность-деятельность».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic