aletheiaagathon

Categories:

К годовщине смерти Карла Маркса, 14 марта 1883

В детстве на картинках и книгах я видел Маркса изображенным обычно суровым, в возрасте человеком, с большой бородой, и твердым, даже мрачным, взглядом. Наверное, большинство его таким и видели. Я бы встал, когда такой человек вошел в класс, но желания находиться с ним рядом у меня не возникало.

Понаслышке впервые я узнал его в десятом классе (году в двухтысячном), на уроках обществознания, когда учительница рассказывала про Товар-Деньги-Товар, про первоначальное накопление капитала и про то, что по экономическим законам разгул бандитизма неизбежно пойдет на спад, а «порядка» с каждым годом будет все больше: те, кто уже своровал и награбил, не захотят, чтобы то же самое сделали с ними, и будут всячески поддерживать снижение преступности. Но слушал я вполуха, хотя любил и предмет, и саму Валентину Викторовну, которой как ученик очень обязан. Я тогда воспринимал себя, как будто слушаю чудаческую глупость выживающего из ума старика, и сидел с чувством терпеливого превосходства. Валентине Викторовне, впрочем, тогда было едва пятьдесят, а острый ум, проницательность и множество других достоинств она сохраняет и сейчас, но она же про какой-то коммунизм говорила, разве нет? А ведь все знают, что это полная глупость.

Первое личное знакомство состоялось в университете, все-таки он видный экономист. Хотя читал его с прежним большим предубеждением и свысока: «и за что тебя хвалят? Целую страну на основе твоих книг построили, и все знают, что там было плохо, а в конце концов обанкротилось». Предубеждение мешало вникать, и освоил его теорию лишь в общих чертах, а в чтении «Капитала» ограничился, кажется, первым томом. 

А полюбил его уже после тридцати, то есть совсем недавно. Оказалось, что он не только гениальный экономист (без преувеличения, чувствовал себя, как будто до этого видел сквозь туман, а стал видеть ясно), но и пылкий, очень любящий и симпатичный человек. Даже гуманизм я в полной мере понял лишь благодаря ему. И с тех пор я его представляю только таким, как на этой иллюстрации. Мне кажется, она куда лучше отражает его характер, чем привычный образ с бородой.

Он для меня пример того, кто всю свою жизнь посвятил другим людям. А, читая его первое произведение, «Размышления юноши, обдумывающего житье», я был поражен не только тем, что гений был заметен и в таком юном возрасте, но и направлением мысли.

«Если мы избрали профессию, в рамках которой мы больше всего можем трудиться для человечества, то мы не согнемся под ее бременем, потому что это — жертва во имя всех; тогда мы испытаем не жалкую, ограниченную, эгоистическую радость, а наше счастье будет принадлежать миллионам, наши дела будут жить тогда тихой, но вечно действенной жизнью, а над нашим прахом прольются горячие слезы благородных людей».

Я не знаю, великий Карл Генрих Маркс, сочли бы вы меня благородным или нет, и на могиле вашей я никогда не был. Но я много раз проливал слезы, думая о вас. Благодарю, что вы были, творили и действовали для других людей.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic