aletheiaagathon

Category:

Почему я не буду возражать, даже если перед сексом будет требоваться письменное согласие

Короткий ответ – в силу личных особенностей.

А длинный – подразумевает более подробный рассказ, каких именно особенностей. Далее поведу рассказ от лица «лирического героя». То есть он как бы я, а как бы на самом деле герой рассказа.

«Когда я был подростком-юношей, среди сверстников в кругу моего общения было обычным делом на совместных посиделках напоить подруг и, так сказать, воспользоваться состоянием опьянения, чтобы склонить к сексу. Я же так никогда не поступал в силу двух причин. Во-первых, мне неприятно иметь дело с пьяной женщиной (и тогда было, и сейчас есть), а в тех ситуациях речь шла об очень сильном опьянении. Во-вторых, мне это казалось унизительным. Предполагалось, что подпаивали, потому что трезвая «не даст», а пьяная себе не хозяйка. При этом она, может быть, и трезвая была не прочь, но это же оставалось невыясненным. И я думал: если я соглашаюсь на такое, я как бы признаю, что для нее в нормальном (трезвом) состоянии я недостаточно хорош? Подписываюсь на положение того, кто плох, но соглашается с этим и обманом проползает в постель? Я был слишком горд для этого.

Когда подруги были трезвыми, я ощущал свое положение ненамного более прочным. Я спрашивал у более опытных в этом деле товарищей: а как понять, что она не против? Они переглядывались и давали мне совет: ну, сидишь с ней, болтаешь; а потом берешь так за шею (показывают объятие) и целуешь (в губы). А там само собой дальше.

Во мне по-прежнему оставался вопрос «а где в этой последовательности ее согласие, в какой момент я его получаю», но выяснить его не удавалось. Те мои товарищи то ли его не понимали (в чем вопрос-то вообще), то ли не хотели говорить подробнее.

Имея уже более обширный, чем тогда, опыт, я понимаю, что многие мои сверстницы свое согласие мне транслировали и, вероятно, оставались несколько разочарованными, что я не доводил дело до логического завершения. Но в то время уверенности в трактовке этих сигналов мне не хватало.

В поисках ответа на этот сакраментальный вопрос («как понять, что она согласна») я однажды задал его в обычной беседе знакомой. В ходе нескольких минут рассказа она пояснила примерно следующее: ну, если девушка едет вечером к тебе домой, то наверное, она хочет секса. А если ложится спать с тобой вместе в кровать, тогда точно согласна. И если, читая последнее предложение, вы подумали «а что, это тоже нужно пояснять», то я как анекдот обычно рассказываю случай со мной, когда я лег в постель с девушкой и, даже будучи голым, в процессе ласк ее, слушая ее прерывистое дыхание, задался тем же вопросом: « так она согласна или нет? Почему она ничего не говорит?» и остановился. Вероятно, только наша обоюдная (и ее тоже) молодость может объяснить, почему даже после моей остановки в середине прелюдии она мне все-таки ничего не сказала и не попыталась побудить словами. Но я рассказываю это, чтобы пояснить, что фраза про «если ложится в кровать» отнюдь не была лишней.

И вот, расчетливо выждав неделю, я снова встретился с той самой знакомой, рассказывавшей мне «как понять». Несколько часов мы мило гуляли и болтали. Когда начало темнеть, я пригласил ее продолжить у меня. Когда она стала сомневаться, я едва не огорчился – «неужели не получится?» - но она согласилась. В квартире разговор тек уже менее оживленно, поскольку я попутно много думал о предстоящем, да и она, вероятно, тоже. От приглашения остаться на ночь она отказалась пару раз уже совершенно формально (и даже я это понимал), на третий раз спокойно согласившись. И лежа с ней в кровати, я думал: «Она сама сказала, что это со стороны девушки означает согласие. С другой, может, и нет, но она-то сама рассказывала. Значит, да. А как все-таки удостовериться?». И сам для себя придумал последовательность: если придвигаюсь и говорю шепотом комплименты, а она не возражает, значит, перехожу на следующую стадию. Если целую в шею и глажу по плечам, а она не возражает, значит, дальше. В общем, дальше была грудь, потом «зона бикини». А, нащупывая там обильную смазку, я уже процентов на 98 был уверен, что да, она хочет секса.

Спустя пару недель и несколько новых встреч она кокетливо говорила, что как же я так, соблазнил девушку. На что я, с одной стороны подыгрывая, с другой стороны с любовью к прямоте, отвечал: я же сам у тебя расспрашивал, помнишь, несколько недель назад? И я действовал строго по твоей инструкции. Ты сама объясняла, что и как воспринимает девушка на каждой стадии. Поэтому не думаю, что это было «прям уж соблазнение». Настаивать на обратном она не стала, хотя, судя по ее виду, я предположил, что она в самом деле забыла, как я ее расспрашивал. Хотя я же вам говорил, что я не уверен в моей интерпретации сигналов. Может быть, ее вид означал что-то другое.

Но из этих рассказов (с моей точки зрения, смешных, я их обычно как анекдоты и рассказываю) вы, вероятно, можете понять, что двадцать лет назад я бы совершенно не возражал против официальной процедуры согласия на секс. А наоборот, она бы мне многое упростила.

И если тогда еще можно было думать о девичьей стыдливости, которую мы, может быть, потеряем с введением таких письменных согласий (а может, и нет, ведь никто не помешает стыдливо и с румянцем подписывать его), то в зрелом возрасте я подавно не вижу никаких сложностей с тем, чтобы говорить об этом прямо.

Постскриптум. Если  у вас возник вопрос «а зачем ему так нужно было это согласие? Он что, боялся обвинения в сексуальном насилии?», то скажу, что в том возрасте подобная мысль мне в голову не приходила. Я о таком не думал, а одновременно совершенно не предполагал, будто девушки, с которыми общался, на подобное способны. Нет, это было обычное желание (которое я, впрочем, неспособен объяснить кому бы то ни было, кто его не понимает) точно знать, что девушка этого хочет. Любовь ли это и забота о ней? Или это мужская гордость? Знать точно, что я не воспользовался ее беспомощностью, не обманул, не принудил, а она меня просто по-настоящему очень хочет? Я не лезу глубоко. Я только знаю, что я всегда любил и люблю точно знать, что женщина меня хочет. И так как мне это нравится, то и зачем глубоко лезть-выяснять? Все равно рассказ о том, почему я не буду возражать даже против введения письменного согласия на секс. И я думаю, я достаточно хорошо объяснил, почему я не буду возражать против того, чтобы женщина письменно подтверждала, что она хочет меня».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic