aletheiaagathon

Category:

Неизбежность социалистической революции в РИ, "нуклеарная семья" и "третий класс"

Причины распада СССР требуют обязательной рефлексии – все же один из главнейших и успешнейших проектов двадцатого века (или самый главный и самый успешный?). Особенно если размышлять о развитии социализма и коммунизма в мире. Возвышать при этом роль Ленина-Сталина или Горбачева с Яковлевым – это, конечно, «фи» и моветон. Личность возвышают отжившие эксплуататорские режимы, поскольку это выполняет функцию «обоснования» «лоху», почему он «лох», и почему это «хорошо», когда у него забирают принадлежащее ему. Настоящий взгляд должен иметь в виду движение масс. Каким оно было, что привело сначала к становлению СССР, а потом к его разрушению? Сомневаюсь, что ответ можно дать. Но гипотезы выдвигать – отчего бы и да?

Россия начала двадцатого века была крестьянской страной. А быт крестьянина все еще в большой степени определяла община. Крестьянская община подразумевала, что земля (главное средство производства) находится в общественной собственности. Даже там, где община уже была разрушена, по-прежнему было еще хорошо известно, что это такое. В связи с этим социалистические и коммунистические идеи о верховенстве труженика (земля должна принадлежать тому, кто на ней трудится) и общественной собственности на средства производства неизбежно должны были иметь благодарную аудиторию. Собственно, выборы в Учредительное собрание, где 80% голосов получили социалисты (на первом месте, как известно, левые эсеры, на втором большевики, потом другие социалистические фракции и потом все остальные), именно это и показали. Было бы и странно ожидать чего-то иного в той ситуации, когда не только «стихийно» основная масса людей была расположена к социалистическим идеям, но и политическую пропаганду среди нее на протяжении десятилетий вели почти исключительно социалисты – эсеры – и делали это настолько эффективно, насколько это было возможно. Отсюда можно сделать вывод, что после свержения императорской власти решался отнюдь не вопрос, социалистической или буржуазной будет наша страна, а всего лишь, какого рода социализм будет в нашей стране.

Строительство советского государства подразумевало пролетаризацию: если ранее численно доминировал крестьянин, сам (с семьей) обрабатывавший свой участок, то по мере индустриализации и коллективизации господствующим типом стал наемный работник. Одновременно огромная масса людей отрывалась от привычного образа жизни и от своего окружения – в том числе от привычной общины. Привычное окружение и община не только ограничивают, но и дают опору, какой, в основном, в новых местах проживания человек был лишен. Собственность на средства производства была при этом общественной, но, словами Маркса, общество стало восприниматься как абстрактный капиталист. А руководители всех разрядов (и производственных, и партийных) обладали большим влиянием на вырванного из своей среды человека.

В нашей блогосфере все еще принято высмеивать семью, где несколько поколений живут вместе. Некоторые даже за чистую монету принимают критику «нуклеарной семьи» как критику «белости» и при этом самих себя, как будто это они «белые», а не буржуазно мыслящие североамериканцы. Хотя «нуклеарная семья» (мама-папа, два ребенка) своей неизбежностью имеет дома престарелых и одиноких стариков, многие из которых отнюдь не хотели бы быть одинокими, а предпочитали бы общение. Одновременно и младшие поколения лишены общения со старшими, что, в свою очередь, повышает зависимость всех членов семьи от учреждений, хотя снижает зависимость (или связь?) от непосредственного окружения. «Нуклеарная семья» - порождение капитализма, требующего мобильности работника, какой должен быть способен в любой момент переехать туда, куда переместился капитал. Само собой разумеется, что вместе со всеми бабушками и тетушками переезд или невозможен, или крайне труден, поэтому логично сформировались нуклеарные семьи. А сейчас осуществляется следующий переход: уже и «нуклеарная семья» слишком велика, требуется еще большая атомизация; и про США и Канаду рассказывают, что в порядке вещей, когда один из супругов получает карьерное предложение с другого конца страны, и после этого спокойно разводятся – «работа» (а в капиталистических условиях это означает подчинение капиталу, в первую очередь, и только во вторую труд) намного важнее человеческих отношений. У нас «нуклеарную семью» принято воспринимать спокойно, потому что абсолютно аналогичный процесс развивался и в нашей стране: уезжали от родителей, переезжали с семьями, разводились и тп. Правда, глупо, разумеется, и цепляться за «нуклеарную семью» тем, кто подчинился требованиям капитализма предыдущего ряда, и кто не собирается выступать против капитализма впоследствии: поскольку переезжать вслед за работой в одиночку, конечно же, намного удобнее, чем с семьей, пусть и «нуклеарной».

Если развивать эту гипотезу, то не будет ничего удивительного в том, что сто лет назад наше общество выбрало социализм, а тридцать лет назад – капитализм. Сто лет назад было знание, традиции, опыт и понимание, что такое общественная собственность. Тридцать лет назад была уже большая раздробленность, индивидуализация, конкуренция «фракций внутри одного класса» (класс был один – пролетариат – но внутри него было много соперничающих групп, будь это «номенклатура» против остальных, или «работники умственного труда против физического», или что-то еще).

Правда, гипотеза хороша только в том случае, если позволяет не только объяснить какие-то прошлые события (это дело нехитрое, и таких можно сотнями «клепать»), но и выдвинуть предсказательные предположения. А с этим здесь сложнее. В каком направлении развивается сейчас наше общество? Моих знаний и представлений для оценки этого недостаточно. Но попробую. Во всяком случае, проведу инвентаризацию моих представлений. Первый камень заложу сегодня.

Как известно, Адам Смит выделял три класса в современном ему обществе: феодалов-земельных рантье; капиталистов, живущих процентами с вложенного; и трудящихся. Наиболее заинтересованы в процветании общества были, как он отмечал, первый и третий классы как те, кто мог получать прибыль только внутри страны. Капиталисты же не только безразличны к тому, куда помещать свой капитал, но даже заинтересованы в некотором уровне бедности в стране, поскольку чем беднее страна, тем выше в ней норма прибыли. 

Этот взгляд Смита находит своих приверженцев и в российской блогосфере, когда некоторые говорят о «необходимости появления национальных элит». «Национальные элиты» это, конечно, оксюморон. А слово «элита» и вовсе является оскорблением для того, кого называют «народом», но об этом как-нибудь в другой раз. А здесь отметим, что обозначаемое «национальными элитами» возможно либо как возрождение феодализма, либо как результат возрастающего принуждения (внутри- или внешнеполитического). Собственно, не случайно разговоры об этом активизировались после «санкций 2014-го года», когда ряд лиц, желающих причислять себя к «элите», были принудительно закреплены на территории одного государства (могли бы, конечно, и в некоторые другие переехать, но там им заведомо еще меньше нравится). 

Обсуждать всерьез «формирование национальной элиты» представляется глупым. Возрождение феодализма при капитализме и при конкуренции с капиталистическими державами – невозможно. А «закрепощение» «элит» требует все возрастающего насильственного давления (не важно, изнутри или снаружи) и по той же причине не сработает, что и «закрепощение» любой другой значимой группы населения. Следовательно, на эту причуду можно не обращать внимания. Но значит ли это, что «третий класс», трудящиеся, обречены на эксплуатацию вторым классом, капиталистами, и, следовательно, обеднение страны? Полагаю, отрицательный ответ содержится в самом вопросе.

Из 146 миллионов россиян не менее сотни (а скорее, не менее 130 миллионов) никогда не покинут страну просто потому, что отчетливо понимают: вне пределов России они (мы) просто никому не нужны. Для «либералов» (буржуа) это часто служит поводом для насмешек и рассказов про «быдло», но мы им это простим как невинную и несознаваемую ими в их простоте блажь. Главнейшее же и важнейшее для нас в этом суждении то, что, в отличие от попыток создать «национальную элиту», «третий класс» является несомненной опорой, главной надеждой и главным созидателем богатства страны. «Феодал» в наши дни невозможен – это случайная причуда. Капиталист не привязан к стране и с готовностью мигрирует туда-сюда-обратно. Убеждать-принуждать такого – значит пытаться изменить человеческую природу, а зачем нам такие глупости? Генная инженерия это одно, а тут речь совсем о другом. Как случайность – совпадение нескольких факторов – конечно, может существовать и приверженность капиталиста конкретной стране, но это именно исключение, противодействие характерной и едва ли оспариваемой многими закономерности. Если некто является таким исключением, то это повод смотреть, какие действуют факторы, нивелирующие действие этой закономерности, но не повод рассчитывать (или просто хотеть), что вдруг все станут исключениями, вдруг закономерность будет отменена. Мы можем запустить корабль в космос (несколько рассчитанных факторов позволят преодолеть земное тяготение), но регулярные космические запуски не повод рассчитывать на исчезновение тяготения Земли.

Именно то, что эти 100-145 миллионов россиян «никому не нужны» за пределами страны, делает их (нас) опорой страны. Одновременно то, что эти 100-145 миллионов и создают благополучие страны, ее богатство, делают их очень надежной опорой. Следовательно, если мы размышляем о сохранении существования такой страны, как Россия, и особенно если мы предполагаем рост богатства и процветание ее, нам следует иметь в виду именно этот, самый большой и самый значительный, класс общества. Рассуждение о развитии российского общества, какое имеет в фокусе именно класс трудящихся, представляется перспективным и, следовательно, именно такое я позднее и продолжу.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic