aletheiaagathon

Народы стран, Дзержинский и коэффициент Джини

На сайте knoema много любопытных статистических данных. Например, можно не только брать данные за конкретный год, но и наблюдать динамику. Скажем, какая доля совокупного дохода доставалась самым бедным в 2018-м (последний год, за какой приведены данные), а какая – в 1999-м? И соответственно, другим группам? И в разных странах? То есть сохранялась ли доля самых бедных и самых богатых, или «богатые богатели, бедные беднели», либо наоборот?

Сначала Россия. 10% самых бедных имели долю 2,4% в 1999-м и 2,9% в 2018-м – наивысший результат за весь временной отрезок, можно этому искренне порадоваться.

20% самых бедных имели 6,3% в 1999-м и 7,1% в 2018-м – тоже высший результат, тоже можно радоваться.

Вторая квинтильная группа 11% в 1999-м и 11,2% в 2018-м – практически не менялась в эти годы.

Третья квинтильная группа 15,9% в 1999-м и 15,2% в 2018-м. Так как здесь величины сопоставимые, то можно сказать, за чей счет возросли доходы 20% самых бедных – семь десятых из восьми дал третий квинтиль. За чей счет еще одна десятая и две десятых роста второго квинтиля?

Четвертая квинтильная группа 23% в 1999-м и 21,4% в 2018-м. Что ж, вот и ответ: еще три десятых процента самым бедным ушло из четвертого квинтиля, и более процента из этого квинтиля обогатили самых обеспеченных. То есть если вдруг сначала могла мелькнуть мысль, что, может быть, за это время взяли немного денег у самых богатых и отдали самым бедным, то сейчас мы ее можем отмести: средние поддержали самых бедных и в том же самом объеме еще и самых богатых. 

20% самых богатых имели долю 43,8% в 1999-м и 45,1% в 2018-м.

10% самых богатых имели 27,7% в 1999-м и 29,9% в 2018-м. То есть смело можем сказать, что бенефициарами стал даже не верхний квинтиль целиком, а лишь 10% самых богатых – на 2,2% берут больше. За указанный срок сорок процентов самых бедных стали брать себе долю общественного дохода на 1% больше, 10% самых богатых стали брать себе – на 2,2% больше. Все остальные группы стали «брать» себе меньшую долю. Жаль, что не приводят данные по 1% самых богатых. Не исключаю, что там были бы какие-то тоже интересные открытия.

Теперь Украина. За 1999-й нет данных, только 1996-й и сразу 2002-й. Для 10% самых бедных результаты такие: 2,8%, 3,6% и 4,2% в 2018-м. То есть хотя сама страна в целом беднее, но самые бедные ее жители имеют бОльшую долю совокупного дохода, в сравнении с Россией. Хотя это уже и вчера было известно.

Для 20% самых бедных: 7,1%, 8,8% и 9,9%. То есть хотя наиболее бедные группы и без того получали бОльшую долю, чем в России, но и рост этой доли с 2002-го по 2018-й был существенно бОльшим, чем в России.

Второй квинтиль: 12%, 13,3 и 14,1% в 2018-м. Тоже и доля больше, и рост бОльший.

Третий квинтиль: 16,2%, 17,3% и 17,8% в 2018-м. В России доля этой группы (40-60% по доходам, то есть самые середняки), наоборот, сократилась, а здесь только росла все это время.

Четвертый квинтиль: 22%, 22,6% и 22,3% в 2018-м. По сравнению с 2002-м уже немного снизилась. Хотя больше, чем в 1996-м.

20% самых богатых: 42,7%, 38% и 36,1% в 2018-м. Самым богатым можно посочувствовать. Их доля только снижалась все это время.

10% самых богатых: 27,6%, 23,2% и 22%. В общем, та же самая картина. То есть, как можем заметить, на протяжении этого времени доходы постепенно перераспределялись от самых богатых в пользу более бедных (включая третий квинтиль). Четвертый квинтиль чуть-чуть потерял, а больше всего снизилась изымаемая доля самых богатых.

То есть в одной стране памятники Дзержинскому снесли, зато более равномерно распределяют доходы. В другой стране памятники Дзержинскому готовы поставить, зато предпочитают, чтобы богатые становились еще богаче. Интересно, что в связи с этим выбрал бы сам Дзержинский: чтобы ему памятник, или чтобы доходы равномернее распределялись?

Несколько контринтуитивные сведения по Беларуси. В русскоязычной блогосфере подается как «страна-уравниловка» и «там все, как при совке», при этом коэффициент Джини лучше, чем на Украине (25,2 против 26,3), но это не то «лучше», какое ожидаешь встретить. Забегая вперед, ситуация в Беларуси примерно та же, что на Украине.

10% самых бедных: 3% в 1999-м и 4,3% в 2018-м – неуклонно эта доля росла.

20% самых бедных: 7,6% в 1999-м и 10,1% в 2018-м. Тоже неуклонный рост.

Второй квинтиль: 12,6% в 1999-м и 14,4% в 2018-м. 

Третий квинтиль: 17,2% и 17,8% в 2018-м.

Четвертый квинтиль: 23,2% и 22,3% в 2018-м. 

20% самых богатых: 39,4% и 35,5%. Снижение даже чуть меньшее, чем на Украине.

10% самых богатых: 24% и 21,4%. То есть, действительно, имущественного равенства чуть больше, при этом незначительно.  

На это можно возразить, что зато еще и подушевой ВВП по ППС в Беларуси выше. А на это в свою очередь можно возразить, что если в Беларуси подушевой ВВП по ППС с 2013 по 2020-й вырос в 1,04 раза (с 18 952 до 19 759), то на Украине – в 1,18 раза (с 10 749 до 12 710). Если взять 2019-й, то разница была бы еще значительнее (в 20-м из-за короновируса падение на Украине из-за карантинов было больше, чем в Беларуси), но и в таком виде она налицо. Для сравнения: в России в 20-м падение было больше, чем в Беларуси, но меньше, чем на Украине, рост по сравнению с 2013-м составил 1,05 раза (с 26 045 до 27 394).

В общем, диалектика, как обычно, - отрицание отрицания.

Если смотреть постсоветские республики, тогда пусть будет и Казахстан. У него номинальный ВВП в долларах с 1999-го вырос примерно раз в 11.

Коэффициент Джини составляет 28,8% - чуть хуже, чем в Беларуси и на Украине, но, конечно, намного лучше, чем в России.

10% самых бедных: 2,6% в 2001-м и 4,3% в 2017-м. 

20% самых бедных: 6,7% в 2001-м и 9,8% в 2017-м. За наших самых бедных я радовался, что доля выросла на 0,8%, а здесь – аж на 3,1%.

Второй квинтиль: 11,4% и 13,6% в 2017-м. 

Третий квинтиль: 16,2% и 17,1% в 2017-м. У нас этот квинтиль оплачивал рост доли самых бедных, а здесь тоже увеличил свой пай.

Четвертый квинтиль: 22,5% и 22,1%. 

20% самых богатых: 42,9% и 37,4%. На нашем, российском, фоне смотрится интересно.

10% самых богатых: 27,1% и 23%. Опять-таки, на нашем, российском, фоне смотрится интересно.

Подушевой ВВП по ППС вырос с 2013 по 2020-й в 1,09 раза (с 24 326 до 26 569). Учитывая распределение доходов по группам населения, можно предположить, что хотя подушевой ВВП в Казахстане незначительно уступает российскому, но 80% населения живут богаче, чем в России, - получаемая ими доля национального дохода больше, притом порой в полтора раза – 10% самых бедных имеют 4,3% против 2,9% в России. В общем, отзывам путешествующих это вполне соответствует, обычно говорят, что уровень жизни в Казахстане «будет даже повыше, чем в России».

Из интереса взять еще что-нибудь из Прибалтики, наверное. У Мараховского читал текст месяц назад, что, мол, нечего заботиться о русских в Латвии, нечего России еще за права русскоязычных «впрягаться». Это пусть они за Россию «впрягаются». А если живут там, как люди второго сорта, так сами и виноваты. «Сами виноваты» это нам знакомо – наши самые бедные тоже «сами виноваты». Как в Латвии обстоят дела?

Коэффициент Джини 36,3%. Выше, чем на Украине, в Беларуси и Казахстане. Ниже, чем в РФ. Ну, да, он у нас в принципе один из самых высоких в мире, удивляться нечему.

Если оценивать уровень жизни по показателю подушевого ВВП по ППС, то будет процентов на 10 выше, чем в России – у них 30 579 в 2020-м. Вырос в 1,36 раза с 2013-го, с 22 567. Удивителен настолько значительный рост. Отдельно удивляет, что если у них в 2013-м было 22 567, то даже меньше, чем в России? В принципе, период высоких цен на нефть и никаких санкций. Видимо, поэтому? В общем, удивлен

Какая же доля достается разным группам населения?

10% самых бедных: 2,2% в 2004-м и 2,3% в 2017-м. Это меньше, чем даже в России.

20% самых бедных: 6,5% и 6,7%. Тоже все еще меньше, чем в России.

Второй квинтиль: 12,3% и 11,7%. Крутое пике после 2015-го. Но первая группа, более обеспеченная, чем в России.

Третий квинтиль: 15,9% и 16,4%. Больше, чем в России.

Четвертый квинтиль: 21,9% и 22,8%. «Средний класс» в Латвии забирает себе немного бОльшую долю, чем в России.

20% самых богатых: 43,5% и 42,4%. 

10% самых богатых: 28,5% и 26,9%. А вот самые богатые, наоборот, - меньше. В целом, из всех рассмотренных постсоветских стран Россия оказалась единственной, где доля совокупного дохода, изымаемая самыми богатыми, за 20 лет не уменьшилась, а только возросла. Одновременно и единственная страна, где доля «средних групп» не возросла, а уменьшилась.

Ну да ладно. Чего нам постсоветские страны? Мы же могучая держава. Нам с другими могучими сравниваться надо. Как дела в Китае?

Коэффициент Джини у них высочайший, даже круче, чем у нас, - аж 51%. Столь большое неравенство порождает множество противоречий, о каких, разумеется, все в Китае знают, и какие купируют фантастическим экономическим ростом. Если смотреть подушевой ВВП по ППС, то с 2013-го по 2020-й он возрос аж в 1,44 раза. То есть едва ли не в полтора раза за срок, меньший десятилетия. А это позволяет легче переносить трудности. Даже если некая группа имеет лишь 2% от общего дохода, но знает, что при такой же доле через 7 лет она будет иметь благ в 1,44 раза больше, то она готова закрывать глаза на размер своей доли? По крайней мере, до поры до времени.

Какие доли имеют разные группы в Китае фактически?

10% самых бедных: 2,7% в 1999-м и 2,7% в 2016-м. Немного меньше, чем в России (2,9%).

20% самых бедных: 6,5% и 6,5%.

Второй квинтиль: 10,5% и 10,7%. 

Третий квинтиль: 15,1% и 15,3%. 

Четвертый квинтиль: 22,3% и 22,2%. Самые бедные имеют чуть меньшую долю, чем в России, а «средние» - чуть большую.

20% самых богатых: 45,5% и 45,3%. 

10% самых богатых: 29,4% и 29,4%. Забавно, что хотя на 20% самых богатых китайцев приходится доля на 0,2%, большая, чем в России, на 10% самых богатых приходится, наоборот, на 0,5% меньше. Остается еще раз пожалеть, что нет сравнений 1% самых богатых и всех остальных.

США.

Коэффициент Джини – 37,8.

Подушевой ВВП по ППС с 2013-го по 2020-й вырос в 1,19 раза (с 53 072 до 63 051). 

10% самых бедных: 1,9% в 2000-м и 1,8% в 2016-м. Да, самым бедным в США особенно тяжело.

20% самых бедных: 5,5% и 5,2%. 

Второй квинтиль: 10,7% и 10,3%. Это все еще меньше, чем в России.

Третий квинтиль: 15,6% и 15,3%. Здесь уже совпадает. Интересно, что в США в 21-м веке бедные (и средние, как здесь) забирают все меньшую долю.

Четвертый квинтиль: 22,3% и 22,5%. Уже более, чем на процент, больше, чем в России.

20% самых богатых: 45,9% и 46,7%. Богатые забирают даже больше, чем в России.

10% самых богатых: 30,3% и 30,4%. 

Постскриптум.

Результаты, что называется, контринтуитивны. Но если цифры верны, то они сказали все, что хотели. А если не верны, то я не имею ресурсов для их проверки. Поэтому завершу текст высказыванием по актуальному (для некоторых) вопросу: ставить памятник Дзержинскому или Александру Невскому?

Я считаю – ни тому, ни другому. Я за памятник крестьянину. Или рабочему. Или ученому. Или нянечке (где бы мы все были без матерей и нянь). Или учителю. Или всему российскому народу – цельному образу. Во-первых, любой из перечисленных образов, будучи коллективным, внес уж всяко больший вклад в историю нашей страны, нежели Невский или Дзержинский. И тем более, если мы говорим о памятнике всему народу. Во-вторых, такой памятник на Лубянской площади был бы особенно хорош в смысле напоминания всем, кто там работает, - ради кого они работают, и кто их на это уполномочил. Памятник российскому народу был бы хорош, я думаю.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic