aletheiaagathon

Category:

Неразумные работники и миллиардеры-благодетели

Один человек не может работать в тысячу раз лучше другого. Даже когда дряхлый человек идет со скоростью 0,5м/с (1,8 км/ч), он всего лишь в двести раз медленнее Усэйна Болта в его лучшей форме. Даже если мы сравниваем человека высокопроизводительного труда (например, ученого или инженера) и самого необразованного и низкоквалифицированного жителя Африки, едва ли это будет разница хотя бы в двести или пятьсот раз. А капитал позволяет создавать разрыв не в тысячу, а в миллиарды раз. Человек не может настолько превосходить своим трудом другого человека. Но так как с помощью капитала он присваивает труд миллионов, то создается настолько большое неравенство.

Создается при этом так же, как и прибыль «посредников»: «оседлать потоки» и «брать дольку маленькую», а чем полноводнее поток, тем больше изымаемая масса даже при «маленькой дольке». Если представить капиталоемкое производство, то, изымая 100% прибавочной стоимости, капиталист может иметь прибыль и всего 5%. Но благодаря тому, что задействованы будут сотни тысяч людей, то разрыв будет возрастать отнюдь не пропорционально трудовому вкладу капиталиста. А, обладая «собственностью» на огромное количество жизненных благ, регулируя к ним доступ, такой человек приобретает очень большое влияние, какого никогда бы не смог приобрести только за счет своего труда, будь даже очень талантлив.

История развивается по спирали, и если в какой-то области после 1991-го в нашей стране произошла деградация, то это было отнюдь не на уровень «до 1917-го года»: сохранились и многие достижения советского периода, а при утрате их части появились новые, каких не было раньше, например, бОльшая свобода деятельности, передвижения етс. Соответственно, новый социализм или коммунизм будет на более высоком уровне, по сравнению с СССР. Как это может быть, я представляю с трудом – рудименты буржуазного сознания. Но если я предположил, что буржуазному сознанию нужны «мыслительные подпорки», чтобы становилось доступно коммунистическое мышление, то логично применить этот рецепт и к самому себе. Следовательно, буду брать те или иные ситуации – большие и малые – рассматривать их в свете коммунистических принципов, и, при успешном решении, они станут теми самыми «подпорками», с помощью каких я смогу двигаться дальше.

Например, представлю небольшое предприятие, где есть капиталист и пять наемных работников, из каких один руководитель, и капиталист не выполняет никаких трудовых функций. Допустим, что весь капитал составляет 10 000 трудовых единиц (как известно, капитал и представляет собой труд, только «овеществленный», «неживой»). Из них 5000 ед это постоянный капитал (оборудование, сырье, етс), а 5000 это зарплата работников за период (по тысяче на каждого). Если прибавочная стоимость сто процентов, то, получая зарплату 1000 трудовых единиц, каждый работник производит продукта на 2000ед, и, таким образом, капиталист распоряжается прибавочным продуктом в 5000ед по итогам периода. Плохо это или хорошо для работников? 

Может быть хорошо: прибавочную стоимость капиталист может пустить на повышение зарплаты (премию). Но станет ли он это делать? Если мы судим о капиталисте, например, по текстам фрицморгена, то – не станет. Премии за хорошую работу будут распределены в пределах того же самого фонда 5000 ед. Потому что капиталист платит «по рынку». Если ирландец еще помнит, как голодала его семья, готов ночевать в любом хлеву (буквально), питаться одним картофелем с солью и потому обходится платой в 100 ед, то капиталист не станет нанимать англичанина за двести. В лучшем случае наймет за 110, будет считать себя благотворителем и, возможно, требовать выполнения каких-то дополнительных задач.

Прибавочную стоимость капиталист может пустить на улучшение условий труда. Но опять же – зачем? Он платит «по рынку». Он создаст лучшие условия и более высокую плату для специалистов ценнее среднего, но – из произведенного ими же дополнительного продукта. Поэтому создание лучших условий труда из этих 5000 ед будет таким же исключением, как 110 ед для англичанина вместо 100 ед для ирландца. И, соответственно, рассматривать не стоит.

На что же он потратит этот прибавочный продукт? Во-первых, на личное потребление – ему же надо на что-то жить. Он не выполняет трудовых функций, по условиям нашей задачи, не имеет трудового дохода, следовательно, должен изымать из прибавочного продукта. Если работник потребляет на 1000 ед, то капиталист или возьмет такую же сумму, или – что встречается чаще – вдвое больше: нужно же подчеркнуть разницу, что он не ровня работнику, а должен потреблять больше. Поэтому изымет 2000. И это будет довольно скромно. Как там у Пелевина? «Воровал по совести – чисто на жизнь».

Во-вторых, он может пустить эти средства на расширение производства. Это будет лучший вариант. При этом с оговоркой: для кого лучший? Вероятно, для капиталиста – вырастут возможности для извлечения прибыли. Возможно, для некоторых потребителей или даже для общества в целом – ассортимент и количество возрастут. Для самих работников это будет безразлично, поскольку даже если прибыли предприятия увеличатся, плата им самим будет производиться «по рынку». 

Остальные варианты (вложение в другие проекты, благотворительность етс) можно не рассматривать как потому, что они будут встречаться реже, чем изъятие на личное потребление и расширение основного производства, так и потому, что это выведет за рамки рассмотрения одного маленького предприятия.

Какие очевидные недостатки такого положения для работников? А. Они кормят дармоеда, притом лучше, чем самих себя. Б. Они не имеют никакого влияния на решения об использовании произведенного им. В. Дармоед не только кормится ими, но еще и получает все более растущее влияние – 3000 ед сверх личного потребления в один период, еще столько же в другой… через три цикла ему доступно уже второе такое же предприятие. В итоге получается парадоксальная ситуация, когда тот, кто не вносит никакого вклада в производство (даже руководит другой), потребляет больше остальных и влиятельнее остальных. Как в фильме – «кто не работает, тот ест».

Если мерить, впрочем, личным потреблением, то совсем не обязательно оно бы у работников возросло, если бы они сами управляли произведенным. Вполне возможно, они направили бы прибавочную стоимость именно на расширение производства, а не на увеличение собственных месячных доходов. Или они направили бы на улучшение условий производства – это в их интересах, в отличие от интересов капиталиста, ориентирующегося «на рынок». Или даже на уменьшение рабочего дня, поскольку тот же доход (1000 ед) можно было бы иметь при вдвое меньшей продолжительности рабочего времени, а чтобы обеспечивать прежние объемы, можно было бы взять в штат вдвое больше работников. Или можно было взять на одну тысячу из пяти работника для выполнения других функций – например, няню, какая занималась бы с маленькими детьми работников, пока последние трудятся. А на другую тысячу – массовика-затейника или инженера, или журналиста, или еще кого-нибудь, кого пожелали. Или, в самом деле, на личное потребление. Но при капитализме работники не распоряжаются тем продуктом, какой сами произвели, и поэтому их интересы очевидно противоречат интересам капиталиста, какой любит «жать там, где не сеял». Да и если он не будет изымать их прибавочный продукт, то «где же я харчеваться буду?». 

Можно представить капиталиста, какой скажет, что работникам нельзя позволять распоряжаться произведенным ими самими продуктам – пропьют, как те ирландцы. И в связи с этим вновь вспоминается Пелевин: «и вот на этом невысказанном предположении держится весь хрупкий механизм нашего» капиталистического общества. Хотя его, впрочем, в тайне и не держат, а регулярно сообщают открыто: когда капиталист распоряжается продуктом, произведенным работниками, он делает это для их собственного блага (или, во всяком случае, для блага общества). Работники настолько бестолковы, глупы и безответственны, что им нельзя позволять распоряжаться собственной жизнью и ее результатами. Такая вариация «буржуа-социализма» - подчиняйтесь капиталисту, это для вашего же блага. Капиталист знает интересы общества лучше работников (даже если эти работники Нобелевские лауреаты или признанные авторитеты в других областях), поэтому пусть чем-то другим эти работники и распоряжаются, даже и руководят, - а самым главным будет заведовать капиталист. И в этом смысле даже возрастание его собственного могущества есть безусловное благо, поскольку если он так велик и замечателен, то, конечно же, хорошо, чтобы его влияние превосходило влияние разрушительных в своей глупости рабочих в миллиарды раз. Вспоминая того же фрицморгена, здесь очень уместно привести примеры богатых капиталистических стран, изобразить их именно такими процветающими и развивающимися, как рисует он, и использовать как примеры безусловно благого влияния прекрасных буржуа. 

Так как написал уже почти десять тысяч знаков, то остановлюсь именно на том, как, впечатленный масштабом этого полотнища, я в благоговении немею и развожу руками, дополняя книксенами в духе режиссера Якина в исполнении Михаила Пуговкина. А вопрос «с чего вообще эти коммунисты взяли, что люди равны и могут сами распоряжаться своими жизнями и продуктами своего труда» переношу, следовательно, на завтра.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic