aletheiaagathon

Category:

«На моем месте так поступил бы каждый»

Идею умещать каждый пост в тысячу знаков я пока отложил. Вернусь к ней, когда не буду иметь никаких мыслей. А сейчас есть те, о каких мне интересно порассуждать.

Например, как можно понять по интонации вчерашнего текста, сам я идею о благостности эксплуатации не разделяю. При этом упомянутых вчера моих соотечественников, одобряющих (или желающих) эксплуатацию человека, я не осуждаю. Как уже цитировал Энгельса: «коммунизм прямо исходит из принципа неответственности каждого лица». То есть как в советском фильме: «на моем» (его) «месте так поступил бы каждый». 

В детстве я, правда, воспринимал эти слова как демонстрацию скромности (да и, может быть, сами создатели относились именно так), притом скромности ложной – то есть человек лгал, чтобы показать себя скромным, и оттого (единожды солгал же) появлялись сомнения в искренности его скромности. То есть, ну в самом деле же, мы не можем сказать, что если вместо кирпича положим солому, то на этом месте будет «так же». А люди, мол, тоже разные, и в разных ситуациях ведут себя по-разному, и потому «так поступил бы каждый» - ложь, как я рассуждал в детстве. 

При этом реальный смысл вижу сейчас, скорее, в «если бы каждый родился в той семье, где я, читал такие книги и получил такое воспитание, имел тот жизненный опыт, то он поступил бы так же». То есть «мое место» относилось не только к конкретной точке пространства-времени и совершенному действию, но к тому «месту», какое этот человек занимал (занимает) в пространственно-временном континууме целиком, - какое занимал двадцать лет назад, десять, год, какое занимает сейчас - всовокупе. И имея в виду это «его место» целиком, легко согласиться, что на таком любой поступил бы так же. Особенно, если в «его место» включить не только внешнюю среду, но и гены, например.

Правда, учитывая, что «не обманывайтесь, хищники не наследуют Царства Божия», желающим эксплуатации можно и посочувствовать (по аналогии с «горе тому, кого Господь избирает как орудие своего гнева»). Но это все же не осуждение, а сочувствие. Да и у таких тоже есть надежда – если разбойника помиловал, то обычный стремящийся к эксплуатации совсем не обязательно натворит таких же дел.

Да и себя от таких отделять тоже не всегда разумно: если наш общественный строй построен на эксплуатации других людей, то каждый из нас есть бенефициар эксплуатации других – в большей или меньшей степени. Соответственно, надежда на помилование – наша общая.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic