aletheiaagathon

Две интересные мысли

Два дня интернет-бесед привели к двум интересным мыслям (тысяч на 10 знаков). 

Обычно, сравнивая 80-е и современность, я говорил, что средний россиянин живет в 1,5-2 раза богаче сейчас. Чем больше сравнивал, тем больше склонялся, что, скорее, в полтора, или меньше. Например, если ВВП СССР в 1990-м был триллион долларов; допустим, доля РСФСР – половина (на самом деле, чуть больше, но не важно). Инфляция доллара за этот период 103%, следовательно, полтриллиона тех времен это триллион современных. То есть нынешний ВВП примерно в 1,4 раза больше, чем тридцать лет назад. Темпы невысокие (меньше 1,2% в среднем за год), но рост.

Другое дело, что распределяется произведенное отнюдь не равномерно, и расслоение возросло в десятки, если не сотни, раз. Но я же говорю «в среднем». Когда «в среднем» голубцы, тоже про это.

Потом я еще смотрел, что на образование расходы меньше, на здравоохранение и науку. На пенсии (уже хорошо) – сопоставимые. Даже дорог строят в год в десятки раз меньше, чем тридцать лет назад. И после этого задавался вопросом: точно ли богаче живет средний россиянин?

А позавчера один из собеседников упомянул, что сейчас почти все учителя работают на 1,5-2 ставки – «мало кто работает на одну». И задумался: точно же! Не только учителя, но вообще кого ни возьми, «мало кто» зарабатывает среднюю зарплату, трудясь нормальную продолжительность рабочей недели. Такие есть, но именно что – «мало кто». А большинство трудятся больше – порой именно вдвое или еще больше. То есть, например, на двух работах, а кроме того еще извозом занимаются.

Какой логичный вывод? Если средний россиянин живет в 1,5 раза богаче (что я сам себе еще не доказал, чем больше размышляю на эту тему), то он своим же горбом это и сделал. При том работает-то в два раза больше, а живет – в полтора раза богаче. Если богаче. Чтобы в два раза больше работать и в два раза богаче жить по сравнению с 80-ми – тоже случай нечастый.

Казалось бы, ну и что такого? Хочешь богаче жить – больше работай. При этом так, да не так. Во-первых (это первая из двух упомянутых пришедших мыслей), тут, может быть, тот случай, когда «богаче» не значит «лучше». Человек не стал жить лучше, он просто пожертвовал одними потребностями (досуг, дети, образование, культура етс) ради других (банальное выживание или оплатить кружки и другое образование детям, какие раньше были общественными фондами потребления). То есть это то же самое, как экономить на сливочном масле 5 тысяч в год, заменив его пальмовым (не своей волей, а «само»). Это не про «богаче», а про «иное распределение» того же самого богатства. Уж более эффективное или менее, или такое же – не важно. Важно, что не «богаче», а то же самое. Зарабатывал 30 тысяч и тратил половину на книги. И потом зарабатывает тридцать тысяч, но тратит половину на путешествия. Может даже сказать, что был дурак, и теперь живет лучше, но это будет все-таки не «богаче», а то же самое по богатству, хотя и иное с его точки зрения по «лучше».

А во-вторых (вторая мысль), когда тридцать лет назад граждане СССР хотели «жить лучше», сильно сомневаюсь, что они желали именно этого: жертвовать одними своими потребностями ради удовлетворения других и трудиться в 1,5-2 раза больше, чтобы обеспечить себе то же потребление, что имели в 80-х на одну ставку. Речь, полагаю, явно шла о «работать столько же, а получать больше». «Получать» образования или деятельности, или одежды – не важно. Важно, что не жертвовать одними своими потребностями ради других, а наоборот, становиться более удовлетворенным, а не менее.

Фрицморген, помню, не раз писал, что нормально «работать больше, а получать меньше», и, видимо, так убедительно, что редкий мой собеседник с этим тезисом спорил. Гораздо чаще не понимал, как может быть иначе. В 80-е понимали, а сейчас – нет. Но моя вторая пришедшая в голову мысль является именно повторением очевидного для многих в 80-х.

«Работать столько же, а получать больше» можно несколькими способами. Во-первых, рост производительности труда. Это лучшая (более эффективная) организация труда – вопрос к качеству управленческих кадров. К слову, человек, работающий на две ставки, сам по себе признак плохой организации труда, потому что его эффективность неизбежно снижается. Рост производительности труда это еще про выполнение более квалифицированной работы – более производительной, соответственно. А это значит, наличие в экономике надлежащего количества рабочих мест – снова вопрос качества управленческих кадров, отвечающих за это. И в третью очередь это, конечно, изменение средств труда: более совершенный трактор позволяет и работать в более комфортных условиях, и выполнять большее количество работы за то же время.

Во-вторых, это вопрос ценовой конъюнктуры. Например, та самая «нефтяная рента», благодаря которой в Россию на протяжении пары десятилетий приходили нежданные и благословенные доллары. Когда нам сейчас говорят про «такую богатую ресурсами страну», это отголосок в большой степени еще 80-х. Хотя сейчас мы в курсе, конечно, что ресурсов у нас если и не меньше, чем в США либо Китае, то уж точно не больше. И, соответственно, когда 30-40 лет назад об этом беспокоились, то полагали, что СССР либо неэффективно использовал, либо неэффективно продавал. Хотя опять-таки спустя десятилетия мы можем видеть, что это не так. Но, как говорил, в силу изменения образования, сейчас редко и сам вопрос ставят, как тогда. Во всяком случае, мне редко подобное попадается (никогда?).

В-третьих, это вопрос эксплуатации других. Когда гитлеровская Германия предполагала поработить остальные народы и расы, это был крайний случай надежды на военную мощь и конкуренцию: заставим рабов работать на немецкую нацию, присвоим их богатства, и самый подавленный немец будет жить лучше рабов, и, может быть, даже лучше, чем живет сейчас (в смысле, в 30-е). Но, скажем, США использовали тот же принцип. Только в большей степени комбинировали военную мощь с экономической. Сначала с помощью военного гарнизона эксплуатировали Японию и южнокорейцев, потом с помощью экономико-дипломатических методов несколько десятилетий эксплуатировали китайцев. И от этого выигрывал даже американский бродяга. Поскольку, если, скажем, одежда приобреталась по цене в несколько раз ниже ее реальной стоимости (вложенного труда), то капиталист мог получить 100% прибыли (прибыли, а не прибавочной стоимости, какая могла измеряться вообще тысячами процентов), но и продать в США все равно вдвое дешевле, чем она стоила бы там (где была более справедливая оплата труда). В результате даже бродяга мог получать больше одежды или чаще (подбирал ли ее выброшенную или получал от благотворителей).

И вот в 80-е советские граждане смотрели на пример США и говорили: вот с кого надо брать пример! Мы тут выбрасываем деньги африканским народам за свой счет и живем плохо, а американцы другие народы эксплуатируют и живут хорошо! Надо так же, как они! Угнетать тех и жить хорошо самим!

Точно так же эксплуатация понималась и была возможна в отношении своих сограждан: расцвет «дедовщины» пришелся именно на ту эпоху. Вместо сотрудничества (какое было и какое умели) началась (или развилась) работа над тем, как суметь подавить другого и заставить его работать вместо себя (даже портянки стирать), обслуживать свои потребности – не самому играть на гитаре, когда возможность есть, а чтоб другой играл, и чтоб возможность для этого была всегда, потому что работают всегда другие, а эксплуататор (нерадивый «дедушка») только думает, какие бы еще свои потребности удовлетворить, ну, и уделяет время действиям по удержанию в повиновении младшего призыва. И в этом смысле понятно, почему некоторые ведут корни «дедовщины» со времени призыва в армию уголовников (не всегда их призывали, поскольку служба в армии это обязанность, но – почетная; не всякому доверить можно). А уголовники это принципиальные паразиты, часто даже идеологически обработанные старшими, - «лох» не человек, «лох» всегда виноват уже тем, что не-лоху хочется кушать. И будучи идеологически обработанными (отсидев зачастую), эти уголовники разлагали и армию.

И, таким образом, чего требовали массово советские граждане 30-40 лет назад? Еще более хорошего управления (чтобы и организация труда, и рост квалификации, и совершенствование производственных мощностей) – и, конечно, где оно могло быть хорошим, по нашим представлениям, как не в США? Из украинских блогов до меня еще и сейчас доносится: если мы (украинцы) тупые, так давайте, хотя бы умным нациям (американцам и европейцам) подчиняться. В 80-е было так же – по прессе видно, да и не только.

Более разумного использования ресурсов и технологий. Можно отнести и к первому пункту. Но раз уж я поговорил о «нефтяной ренте» отдельно, то и это здесь упомяну.

И, конечно, эксплуатации требовали! Эксплуатации других народов, эксплуатации друг друга, да и всех подряд. Вот тогда, мол, заживем.

И, конечно, это само собой рождало недовольство существовавшим руководством. С моральной точки зрения, мы ведь осудим только «дедушек», заставлявших стирать портянки в армии и сверхэксплуатировавших наемных работников (или рэкетируемых предпринимателей), то есть только третью категорию. Хотя и третью категорию отнюдь не в полном числе осудят мои соотечественники, поскольку в эксплуатации других стран и народов многие отнюдь не видят беды, а наоборот, радость и доблесть. Высмеивают тех, у кого хуже, и радуются этому, и гордятся.

А первые две категории даже и с моральной точки зрения осуждать странно – что может быть плохого в том, чтобы желать более хорошего и разумного хозяйствования? Как оно преломилось – беда, конечно. Оказалось большой наивностью думать, что «те» будут так же стремиться заботиться, как «эти», только делать станут лучше. Но с моральной точки зрения первым двум категориям вряд ли стоит предъявлять обвинения, в отличие от третьей.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic