aletheiaagathon

Category:

О сходстве «внутреннего конфликта» в культуре современных России и США

Отсутствие общераспространенного способа принятия реальности (основания нашего благополучия на миллионах смертей, порой мучительных) роднит нас и с тем, что доносится в нашу русскоязычную блогосферу из-за океана: например, «памятникопадом».

Там можем видеть ровно то же, что и здесь: все живущие в США, включая недавних эмигрантов, пользуются благополучием, построенным на угнетении и смертях, и это порождает конфликт, проходящий внутри каждой личности – что с этим делать? Кто-то предпочитает не замечать или отрицать (вариант 1). Кто-то может не только превозносить «путь достижений белой расы (английских протестантов)», но и, вслух или про себя, требовать его сохранения (вариант 2). А кто-то пытается решить конфликт отождествлением себя с ранее угнетенными и убитыми и, будучи даже сам потомком тех, кто убивал, сносить памятники etc. (вариант 3).

Противоречивость такого поведения очевидна: если говорить о конкретно тех индейцах, какие живы сейчас (тем более не касаясь тех, у кого индейская капля крови в десятом колене), то пособия, поддержка, самые условия жизни, в которых они адаптированы, - созданы теми, кто истреблял их предков. Самими их предками, конечно, тоже, и одно смешано с другим до невозможности отделения. И то, что двести лет назад они «кочевали бы себе спокойно и жили, как раньше, если бы не белые», ситуации совершенно не помогает, потому что данная нам в ощущениях реальность (а не альтернативная) именно наша конкретная, и в ней те, кто крушит памятники, столь же живут благодаря старому наследию, сколько и те, кто предпочитает об истории не думать. Даже если крушители предпочли бы не пользоваться такой ценой полученными благами, они не имеют такого выбора и не могут вернуть этот дар. И это касается даже тех, кто приехал каких-нибудь десять лет назад: они приехали не куда-нибудь, а в благополучную страну; более того, в страну, благополучную именно в силу своего устройства. В том числе потому, что «рабочая сила раба на хлопковых плантациях полностью затрачивалась за семь лет» (то есть он умирал за этот срок), эта страна и стала благополучной, и привлекательной для тех, кто в нее приехал. 

Казалось бы, может, вернуть аналогичную стоимость (даже в десятикратном размере) заработанного на тех смертях и очистить свою совесть? Но, во-первых, некому возвращать, мертвые давно в могилах, а живые точно такие же бенефициары (ну, или в чуть меньшей степени, или в чуть большей). Во-вторых, если речь идет о жизнях и страданиях, то можно ли их компенсировать из расчета стоимости их рабочей силы?

Те, кто выбирают третий вариант психологической защиты и желают покончить со всем тем невыносимым для них нравственно (и понятно, почему), приходят к тому, что разносить требуется по кирпичику вообще все, что составляет их жизнь, включая ее саму, потому что, будь они даже индейцы, не известно, жили бы они, или все их племя вымерло в результате геноцидной войны с другим племенем (в альтернативной реальности). То есть это можно уподобить популярному сюжету из фильма ужасов, где семья приезжает в дом и обнаруживает, что он построен на индейском кладбище (только в нашем случае там и негры лежат, и китайцы, и белые рабочие, и много кто еще). В фильме они могут съехать и уничтожить дом, жителям США съезжать некуда, и страну уничтожать тоже странно: понятно, что кто-то виновен, а кто-то все равно несет долю ответственности за то, на каком фундаменте построено его благополучие, - но жить-то как-то надо? А как именно жить – неясно ни американцам (судя по доносящимся новостям и степени накала), ни нам самим. Поскольку ситуация это новая и вызвана именно распространением гуманизма на все человечество. В наши дни настолько на всё, что, на самих себя поворотившись, с изумлением смотреть: что делали наши предки? Как они жили? Как выживали? Как сумели вырастить наших пращуров? Как они могли все это вытерпеть, перенести, подарить нам жизнь и наше благополучие, и одновременно как нам быть со всем этим?

В «старые времена» такой проблемы не стояло. На днях наткнулся на описание сражения шотландцев с превосходившими их численно англичанами. Больше всего впечатлил воодушевлявший последних епископ: в лучшей выделки латах, на гордом могучем коне и с моргенштерном. «Если вы покараете этих безбожников и наполните Шотландию вдовами и сиротами,»  - говорит. - «Вы угодите Господу!». В общем-то, похоже на слова Корнилова, который обещал всю ответственность за убийство «красных» и членов их семей взять на себя (перед Богом). Впечатляет только, что Корнилов-то генерал, а епископ – священнослужитель. Впрочем, то время было такое, что епископами часто становились те же феодалы, только с юности выбравшие другую стезю. Поэтому понять можно. Хотя все равно удивительно.

В «старые времена» гуманизм распространялся только на «наших», и то с трудом, и если хозяин при наказаниях не покалечил ни одного слугу (и тем более ни одну жену и ни одного ребенка), уже считался удивительно добрым и мягким. В «старые времена» не могло быть внутреннего конфликта из-за использования богатства врага, а если он и возникал, то угашался культурой. Сейчас же, наоборот, культура его раздувает, вплоть до ответственности за давнее прошлое, и следовательно, конфликт требует решения, и пока его не находит: разные люди выбирают разные пути, но укладываются обычно в один из трех перечисленных вариантов. Какого-то разрешения конфликта, которое было бы именно его решением, а не попыткой уклониться от него, и которое было бы хотя бы как-то сопоставимо по числу выбравших его с числом убегающих (любым способом из трех) – такого разрешения нет. И, видимо, как США, так и России его потребуется найти, если мы хотим сохранить завоевания нашей культуры, и в том числе этот всемирный гуманизм, существующий хотя бы на уровне деклараций и желаний, - а не деградировать.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic