aletheiaagathon

Categories:

Автор NYT предполагает большой выигрыш России от глобального потепления

Сегодня сделаю репост самой оптимистичной публикации дня из виденных мною в ленте. Благодарю verola за ссылку на статью New York Times "How Russia wins the climate crisis".

Логика автора понятна: в теплых странах почвы более плодородны, а в тундре почти ничего не растет, поэтому если среднегодовые температуры возрастут, то в нашей стране будут собирать бОльшие урожаи. Надеюсь, так и будет.

Хотя сам имею на этот счет сомнения: кроме выигрыша АПК, другие источники обещают сложности с трубопроводами, проложенными по территориям вечной мерзлоты, и возможное затопление некоторых регионов при подъеме уровня Мирового океана.

Сама verola считает, что российский АПК уже выиграл, и именно этим объясняет рост сельскохозяйственного экспорта России с 2000-го в 16 раз.

Мой вариант более прозаичен: к 2000-му дно падения, в основном, было достигнуто, потом пошел восстановительный рост, а в последние пять лет по некоторым показателям догнали брежневские времена и даже превзошли (например, среднегодовые сборы зерновых уже на несколько процентов больше). 

К 2001-му году посевные площади уменьшились в полтора раза со 118 млн га до 83 (так на этом уровне и зафиксировались с незначительными отклонениями). Поголовье скота всех видов упало в несколько раз (уменьшилось производство молока и мяса), а при этом уменьшилось и внутреннее потребление зерна. 90-е были сложным временем для сельскохозяйственных предприятий, которые зачастую не имели даже горючего, чтобы трактора и комбайны могли работать. Не было средств и для приобретения (соответственно, внесения) удобрений, в результате чего урожайность упала по сравнению с советскими временами (19,5 ц/га в 1990-м, 14,4 в 1999-м, 12,2 в 1998-м) .

В 2000-х благодаря бюджетной поддержке стало проще и легче (в том числе субсидировались кредиты на приобретение техники, появилась программа льготного лизинга, компенсировалась часть трат на горючее). Посевные площади не восстановились (в связи с банкротством обрабатывавших их предприятий), но урожайность вернулась к уровню 80-х годов. В результате общие сборы были по-прежнему существенно меньше (на 15-30 млн т в среднем за год). Но так как внутреннее потребление упало еще сильнее, то образовался даже некоторый излишек, какой стало возможно вывозить за рубеж. И, скажем, если в 2001-м зерновых было экспортировано на сумму 0,3 млрд долларов, то в 2009-м — уже на 3,5 млрд.

После 2014-го, благодаря санкциям и «антисанкциям», ситуация улучшилась еще более: увеличилось финансирование государством (по-прежнему в расчете на душу населения или га пашни в разы и десятки раз меньше, чем в США или, скажем, в Китае, но увеличилось и дает эффект), появился защищенный внутренний рынок — как результат, появилось больше денег и возможностей для их вложения. Средняя урожайность в конце десятых уже существенно выше, чем в 1990-м, — около 26 ц/га.

При этом если бы дело было именно в потеплении, то мы ожидали бы увеличения посевных площадей в северных регионах, а это не так — они как уменьшились многократно в 90х, так и продолжают пустовать. А рост сборов и урожайности произошел за счет черноземных регионов, где собирают вдвое-втрое больше, чем в советское время. Может быть, конечно, что это и есть влияние глобального потепления, но я все же сомневаюсь. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic