aletheiaagathon

Category:

Что такое «российская нефтяная рента», и почему она важна для россиян

Учитывая характер поступивших ко вчерашнему посту вопросов, разумно не только оценить влияние «нефтяной ренты» на наше благосостояние, но и на паре иллюстраций пояснить, что это вообще такое и почему имеет для нас значение.

Говоря о «нефтяной ренте» россиян, я имею в виду нас всех целиком. То есть обычно, когда говорят «рента», имеют в виду «рантье», который живет на проценты со вложенного капитала и в ус себе не дует. Или занимается и другими делами, но рента составляет существенную часть его дохода. Во вчерашнем примере в качестве такого рантье выступает все наше государство – Российская Федерация. И мы как граждане Российской Федерации.

Говоря о «нефтяной ренте», можно сопоставить наше государство с землевладельцем из описания Адама Смита. Землевладелец сдает землю в аренду фермеру, тот ее обрабатывает, продает урожай, часть которого оставляет себе, а часть отдает в качестве арендной платы. Землевладелец получает «земельную ренту». Соответственно, наше государство как бы сдает в аренду нефтегазовые месторождения, позволяя их разрабатывать (с хорошей прибылью), но взимая за это плату в виде налогов. Говоря о землевладельце, мы сказали бы, что с его стороны неразумно взимать в качестве своей платы все свыше некоего определенного уровня – у фермера не было бы мотива трудиться лучше этого определенного порога. Но в случае с нефтью специфика другая: ее цена известна, а прибыль велика, так что просто за возможность трудиться компании готовы платить. К тому же объемы они все равно увеличивают – их собственная прибыль зависит от объема проданного.

Это «рента», так как государство в целом делает не больше, чем человек, сдающий жилье и тем зарабатывающий. Квартировладелец ищет хорошего съемщика и минимально его контролирует, так же поступает и наше государство с теми, кто разрабатывает недра.

Это то, чего могло бы не быть, или быть в меньшем размере. Скажем, до 2003-го года сверхприбыли и не изымались – компании ограничивались уплатой других налогов, общих для них с другими предприятиями. Проводя аналогию: квартировладелец мог бы сдавать жилье, ограничиваясь взиманием платы за коммунальные услуги и небольшой суммы сверху.

Доход от продажи необязательно поступал бы в нашу страну. Скажем, несмотря на то, что название компании «Роснефть» намекает на ее российский характер, почти 20%принадлежит British Petroleum и почти 19% катарской компании QH Oil – в сумме 39%. Представим, что нефть, как в 2011-м, стоит 131 доллар в ценах 2019 года, а «Роснефть» оставляет себе не 25 долларов в качестве компенсации себестоимости и прибыли, а все 131. Соответственно, 40 долларов с каждого барреля ушло бы в Британию и Катар. Они бы не стали вкладывать в Россию, потому что для развития месторождений и нефтепереработки и прочего им достаточно и 25. Все, что выше, - чистый бонус. А в России им делать нечего. Да и, помня о стремлениях ряда богатейших людей нашей страны, можно предположить, что и с оставшихся 66 долларов не слишком много бы осталось в РФ.

Таким образом, полицейский честно может считать, что он отрабатывает свою зарплату – и он ее отрабатывает. Вопрос в том, что если бы не эта нефтяная рента, ему не на что было бы жить – ему нечем было бы выдавать зарплату. Ну, или она была бы существенно меньше (на 46% в 2018-м году, если рассуждать прямолинейно). И так как в экономике все взаимосвязано, то будь зарплата меньше у всех полицейских – стал бы доход меньше и у всех, кто в нашей стране работает: парикмахеров, булочников, рестораторов и так далее. Потому что в стране банально было бы меньше денег, и их услугами либо пользовались бы меньше, либо меньше бы за них платили. Поэтому полицейский может выполнять свою работу, а пенсионер жить, благодаря наличию у нашего государства «нефтяной ренты». А благодаря тому, что они получают свой доход из средств «нефтяной ренты», и благодаря тому, что эта рента увеличивает количество денег в стране, - мы все, занятые в российской экономике, становимся богаче, потому что госслужащие и пенсионеры передают часть «нефтяной ренты» нам.

И кому-то может показаться, что эта часть невелика, но именно об этом был мой предыдущий пост: показать, насколько большое значение имеет именно эта, казалось бы, незначительная сумма. Поскольку в случае со, скажем, пенсионером разница в 5 тр (10 тр пенсия или 15) это разница между выживанием и возможностью есть в том числе мясо – хотя бы куриное. А в случае с одиноким человеком, имеющим медианный доход, разница между 25тр зарплата или 30 – это возможность раз в год-два съездить в Турцию или платить кредит за автомобиль, или платить ипотеку. Всего на 5 тр меньше – и либо нет поездки, либо нет кредита на авто, либо нет ипотеки, либо она не за однушку, а за студию. Эти 5 тр нефтяной ренты – для многих то, что отделяет жизнь «имею свою квартиру и коплю на машину» от «работаю за еду, коммунальные услуги, одежду и проезд».

Есть и другой пример, с каким мы можем сравнить: представим, что мы целиком – государство. Так оно и есть, но я вот в каком смысле: представим, что государство это лендлорд. Он немного пишет стихи, немного объезжает территорию, следя за порядком; судит споры своих арендаторов; покупает себе снаряжение и оружие; ухаживает за престарелой матерью (или поручает это жене либо детям) и в том числе занимается и оплачиваемой деятельностью, помимо ренты, например, руководит небольшой созданной им мануфактурой. Благодаря тому, что он имеет свою земельную ренту, он может не обращать внимания, что доход от мануфактуры невелик, а иногда и вовсе отсутствует. Однако если его рента исчезнет, вдруг обнаружится, что обновить ружье ему не на что, не хватает денег на овес для лошади, на какой он объезжает территорию, да и писать стихи некогда, как и общаться с матерью – ему приходится или больше времени посвящать мануфактуре, чтобы она приносила больший доход; или искать другое занятие, которое будет приносить деньги; или смириться со снижением уровня жизни: без лошади, со старым ружьем, с малым количеством оставшегося пороха и так далее.

Так и мы, с тем отличием, что мы все вместе составляем этого «лендлорда». То есть один из нас профессионально пишет стихи и преподает это в университете – он имеет возможность делать это, благодаря тому, что есть «нефтяная рента». Без нее у него зарплаты не будет вовсе, или она станет существенно меньше. То же касается людей, ухаживающих за стариками, полицейских или военнослужащих: все они делают полезную работу и зарабатывают свой доход. Но это ровно так же, как и с землевладельцем из примера: для него писать стихи и ухаживать за матерью тоже полезная работа. Но не будь ренты, он бы не смог ее выполнять.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic