aletheiaagathon

Categories:

Доля «нефтяной ренты» в нашем благосостоянии

Недооценка «маленьких сумм» проявляется в разных формах. Например:  «Все нефтегазовые доходы федерального бюджета в 2018-м составили 9 трлн рублей. Это 60тр на человека, всего 5 тр в месяц. Это очень мало. Мы вовсе не такая нефтяная страна, как Норвегия или Бруней».

Оценивая долю правды в этой реплике, можно сопоставить 5 тр в месяц со средним доходом: эта сумма составит треть средней пенсии (для 38 из 150 млн россиян) и шестую часть медианной зарплаты. Однако можно сделать нагляднее. Для этого возьмем даже не 60тр на человека в год, а всего лишь 45, этого будет достаточно для иллюстрации.

Из этих 45 тр мы 38 будем считать как сбережение – по тем же самым правилам, как вчера: с доходом, на два процента превышающим инфляцию. Но в отличие от вчерашнего примера, возьмем период не 20 лет, а лишь 17 – если мне не изменяет память, закон об изъятии сверхприбылей нефтяных компаний был принят в 2003-м (примерно по времени сходится с делом Ходорковского, и, может быть, это не является простым совпадением). Итого: за 17 лет образуется сумма 813,7 тр.

Прирост жилья и автомобилизации я при этом все равно посчитаю за все двадцать лет – какая разница? Получившейся суммы было бы достаточно, чтобы покрыть прирост за все тридцать лет без советской власти.

Вчера я допустил ошибку, положившись на случайный график, хотя пытался ее исправить, принимая во внимание несколько. Сегодня, оценивая количество метров жилья в среднем на россиянина, зашел на сайт Росстата, и он указывает другие цифры: 19,2 м в 2000-м и 26,3 в 2019-м. Может быть, расхождение лишь в том, что вчерашние графики учитывали, например, жилую площадь – поскольку Росстат считает общую. Но я полагаю, что средняя цена метра считает тоже именно общую площадь, поэтому росстатовскими данными и буду пользоваться. Таким образом, 7,1 метра прироста при средней стоимости 50 тр (по данным Минстроя РФ, 48,6 тр, но я округлю) составят сумму 355 тр. 

Автомобилизацию в этот раз я решил считать по данным сайта руксперт (если они ошибутся в меньшую сторону, то кому вообще верить?). По их сведениям, обеспеченность выросла с 0,131 на человека в 2000-м до 0,316 в 2019-м. Рост составил, таким образом, 0,185 и при средневзвешенной цене нового автомобиля 1,6 млн рублей (тоже скорректировал, по сравнению со вчерашним, в соответствии с данными «Коммерсанта» за 2020-й год) дает еще 296 тр – 651 тр в сумме.

Остается еще 162,7 тр, и что мы сюда поместим? Смартфон, компьютер и всю бытовую технику (холодильник, стиральная машина и прочее)? Не гуглил, сколько в среднем россияне платят (платим) за все это. Допустим, что смартфон и ПК это 40тр в сумме в среднем, а на бытовую технику еще 41 тр определим. Учтем, что последняя, в отличие от телефона, делится на все домохозяйство. Если умножить на трех или четырех членов семьи – полагаю, 123-164 тр хватит с избытком на всю такую технику. 

Таким образом, оставшихся 162,7 тр хватает не только на покупку смартфона, компьютера и в избытке бытовой техники, но даже и заменить это все в течение 17 лет – то есть достаточно для покупки двух таких комплектов за указанный период.

При этом мы направили в сбережение лишь 38 тр из 45 в год. Для чего еще 7 тр? Для турпоездок. Для одного это маловато, если говорим о зарубежье, но у нас далеко не каждый ездит за границу (да и по России путешествует едва ли половина, скорее, меньше). В 2018-м россияне совершили более 20 млн зарубежных поездок с целью «туризм». Округлим до 22,5 млн, чтобы получилось примерно вровень с долей 15% населения. Таким образом, учитывая, что ездят лишь некоторые, освобожденные 7 тр умножим на 6 целых и две трети, получим примерно 47 тр на человека. По ценам 2018-го года, в которых мы все это и считаем, поездка в Турцию на две недели с «олл инклюзив», пожалуй, стоила дешевле. Жители восточной части страны, вероятно, за такую же, или чуть меньшую, сумму летали в Юго-Восточную Азию.

Отмечу особо, что эти 47 тр на путешествующих 22,5 млн российских туристов – ежегодное отчисление с «нефтяной ренты». То есть мы представили ситуацию, как будто это 22,5 млн разных людей каждый год ездили за рубеж с целью туризма, имея такой бюджет на одного человека. Я полагаю, что такая оценка будет завышенной, но это и есть моя цель: если и ошибиться, то в большую сторону потребления (полагая, что средний россиянин потребляет больше, чем на самом деле), а не в меньшую. Учитывая, что 47 тр в год на поездку, вероятно, больше, чем тратит большинство; а 22,5 млн человек ездят отнюдь не каждый год (так как в статистике ФСБ учтены «поездки», а не люди), я предположу, что сюда поместятся и путешествия самых богатых людей России. Но если что, вечеринки условного Прохорова по 3 млн долларов в сутки можем отсюда и исключить — у него свой способ получения «ренты», не такой, как у большинства россиян; плюс нефтяная ему и не нужна, никелевой достаточно.

Таким образом, «нефтяная рента» в размере всего лишь 45 тр/год покрыла прирост жилья, автомобилизации, ежегодных заграничных путешествий россиян и не менее двух комплектов электроники и бытовой техники за 17 лет. При этом я, как обычно, считаю рыночную стоимость жилья (а она обычно, как говорят, вдвое выше себестоимости – остальное идет на прибыль застройщика и коррупционную составляющую), рыночную стоимость новых и недешевых автомобилей (Лада Гранта в лучшей комплектации стоит 0,6 млн р, Рено Логан 0,8 млн р, Хендэй Солярис 0,9млн р – перечисляя наиболее популярные модели), то есть все это включает в себя труд и заработок десятков миллионов других россиян.

Какие еще детали оговорим: а) в расчете участвовали лишь три четверти (45 тр/год вместо 60) только нефтегазовых доходов только федерального бюджета – если целиком они составляли 46%, то мы, следовательно, «распределили» на «нефтяную ренту россиян» лишь 33%, а еще две трети остались в бюджете на другие цели.

Б) Пенсии, зарплаты госслужащим, включая военных и полицию, преподавателей вузов и так далее, - являются именно расходами федерального бюджета, то есть деля нефтегазовые доходы на личное потребление россиян, мы Родину ничем не обидели. Более того, «раздача» денег служащим и пенсионерам как раз и является одним из инструментов распределения «ренты». В отличие от миллиардеров, пенсионеры с доходом 15 тр/мес деньги тратят по месту жительства. Он получил свою «нефтяную ренту», заплатил за коммунальные услуги, купил хлеб, постригся у парикмахера: коммунальщик, булочник, продавец и парикмахер свои деньги заработали, но смогли это сделать, потому что в бюджете была «рента», часть которой дали пенсионеру, а он раздал остальным. Даже если не станем считать материнский капитал или налоговые вычеты – все мы, живущие и работающие в России, все равно будем бенефициарами «нефтяной ренты», отличаться будет только способ ее получения: напрямую из бюджета или через оказание услуг тем, кто получил из бюджета.

В) Эти доходы являются изъятием «сверхприбылей» нефтяных компаний, то есть того, что превышает 20-25 долларов за баррель при средней себестоимости его добычи в 17. То есть то, что осталось у компаний, с избытком покрывает зарплату рабочих и топ-менеджеров, добычу, разведку, транспортировку, строительство новых объектов, включая переработку и автозаправочные станции, – и включая прибыль как отечественных, так и зарубежных акционеров (вполне приличную, как видим).

Г) Это касается только «нефтяной ренты» (или «нефтегазовой»). Закон об изъятии сверхприбылей других сырьевых компаний отсутствовал в 2018-м году (и, насколько я в курсе, отсутствует и сейчас, но на момент написания текста я этого не проверял).

Д) Цена на нефть в году, который мы взяли в качестве расчетного, была ниже средней на упомянутом отрезке в 17 лет: если считать в долларах 2019-го года, то в 2018-м она была 74,4 доллара за баррель, а среднее арифметическое годовой цены на этом отрезке составляет 84,6. В 2011-м она, например, составляла 131 доллар в ценах 2019-го года.

Е) В расчете участвовали только некоторые средства только федерального бюджета, без учета региональных. А одна лишь нефть, не говоря о прочих ресурсах, является важной частью и десятка-двух региональных бюджетов – от ЯНАО до Башкортостана.

Резюмируя, сделаю три вывода: А) Все увеличение имущества среднего россиянина за 17 лет, включая его смартфон и ноутбук, покрывается «нефтяной рентой» 45тр/год. Б) Цена нефти для благосостояния российского народа, видимо, критически важный фактор. Соответственно, ясно, какое значение имеет для нас падение цен на нее, какое наблюдается, начиная с 2015-го года. В) Некоторые россияне недооценивают значение «нефтяной ренты», если 60тр/год считают незначительной суммой, хотя большое значение имеют даже 45.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic