aletheiaagathon

Category:

О некоторых ограничениях свободы в богатых капиталистических странах во второй половине 20 века

Вчера я написал, что в бытность советским послом в Канаде Яковлев видел «больше богатства и свободы, чем в СССР». 

При этом, с одной стороны, мы и сейчас имеем мнения, что в США не так много свободы, как говорится (в ЖЖ, например, Артемий Лебедев раз в год это отмечает). С другой стороны, имеем мнения, что в СССР было не так много ограничений свободы, как говорится. 

Например, игумен Филипп (Симонов), в 2011-м году, будучи завкафедрой истории Церкви в МГУ и одновременно директором департамента Счетной палаты, высказывался так: «Я прожил 40 лет при советской власти и не очень хорошо понимаю, как по-другому она ограничивала личную свободу, кроме как законодательно и, самое главное, 58-й статьей, которая, правда, уже в 1960-е годы была отменена. Свобода потребления? Ну да, было 5, а не 25 видов колбасы. По-моему, подавляющее большинство наших сограждан это никак не ущемляло. Практически все, включая пенсионеров, могли себе позволить покупать и эту колбасу, и многие другие вещи, а сегодня, при сверкающем изобилии прилавков, большинство работников этого себе позволить не могут». 

С третьей стороны, Эрих Фромм в пятидесятые годы писал о власти номенклатуры в СССР и об авторитарном «бегстве от свободы» в нашей стране, а одновременно о конформистском в США.

Поэтому если насчет большего богатства я сомнений не имею, то насчет свободы задумался. Хороший повод вспомнить несколько событий из истории богатых капиталистических стран второй половины двадцатого века.

«В 1954 г. в США был принят "Акт о контроле над коммунистами". Он объявил коммунистическую партию незаконной. По этому закону коммунистическая партия была лишена "любых прав, привилегий и иммунитета, которыми пользуются законные учреждения, действующие под юрисдикцией Соединенных Штатов". Это прежде всего означало лишение коммунистов права выдвигать своих кандидатов по крайней мере в национальных выборных кампаниях. Закон 1954 г., как и принятый в 1950 г. "закон Маккарэна", запрещал коммунистам получать заграничный паспорт, состоять на государственной службе в федеральном учреждении и работать на военном заводе. Закон распространил жесткие правила на более широкий, фактически на неограниченный круг граждан США. Он установил 14 признаков, которые служили критериями для определения причастности любого лица в стране к Коммунистической партии или к коммунистическому движению. 

Эти признаки настолько неясны и неточны и в то же время настолько обширны, что они позволяли распространить правила акта 1954 г. на любого жителя США, имевшего когда-либо хотя бы отдаленную связь с какой-нибудь прогрессивной организацией или высказавшегося когда-либо за какое-нибудь прогрессивное мероприятие. Одним из 14 признаков, например, является подписание петиции, которую пропагандируют коммунисты. В 1950 г. 2,5 млн. американцев (из общего числа 150 млн) поставили свои подписи под петицией о запрещении атомного оружия. Все они подпадали под закон 1954 г.»

Аналогичным образом происходила борьба и в Западной Европе, где позиции коммунистических партий после Второй мировой были очень сильны. Например, «На выборах в ноябре 1946 года Французская коммунистическая партия получила наибольшее количество голосов, немного опередив Французскую секцию Рабочего интернационала (СФИО) и христианско-демократическое Народное республиканское движение (MRP). Избирательные успехи и рост членства партии привели некоторых наблюдателей к мысли, что власть коммунистов во Франции была неизбежной». 

Однако, не сумев победить на выборах, их противники воспользовались другим способом: оказание помощи по «плану Маршалла» было обусловлено удалением коммунистов из правительства. Деньги пострадавшей от войны стране были очень нужны. Чтобы помочь ей, коммунисты, несмотря на полученное наибольшее число голосов, покинули правительство Франции (то же произошло и в Италии). Ничего нового в этом, конечно, не было: четырьмя годами ранее, в 1943, открытие «второго фронта» обусловливалось роспуском Коминтерна.

В какой-то степени ситуация изменилась, впрочем, во второй половине 50-х: после доклада Хрущева и роспуска им Коминформа. С одной стороны, активное послевоенное антикоммунистическое давление давало свои плоды; с другой стороны, «разоблачение культа личности» дало мощный пропагандистский козырь, и иное насилие стало возможно ослабить.

При этом стоит отметить, что и упомянутый «Акт 1954 года» в США был отменен только в 1967-м году, а значительная часть населения дискриминировалась, и не будучи коммунистами. СССР был в самом деле «впереди планеты всей» в обеспечении гендерного равноправия (в нашей стране и до сих пор доля женщин-руководителей выше, чем в США). А еще в 1957-м году, когда СССР уже отправил первый искусственный спутник Земли в космос, чернокожая школьница так проводила свой первый учебный день в новой школе: «Я подошла к школе и наткнулась на охранника, который пропускал белых учеников… Когда я попробовала протиснуться мимо него, он поднял свой штык, потом это же самое сделали и другие охранники… Они так враждебно смотрели на меня, что я очень испугалась и не знала, что делать. Я обернулась и увидела, что сзади на меня наступает толпа… Кто-то выкрикнул «Линчевать её! Линчевать её!» Я попыталась найти глазами хоть одно дружелюбное лицо в толпе, хоть кого-нибудь, кто мог бы мне помочь. Я посмотрела на одну пожилую женщину, и её лицо показалось мне добрым, но когда наши глаза встретились вновь, она на меня плюнула… Кто-то крикнул «Тащите её к дереву! Надо заняться ниггером!»». Когда был убит Мартин Лютер Кинг, стоял уже 1968-й год.

То есть, говоря об ограничениях свободы в СССР, приходит в голову мысль, что Советский Союз не являлся чем-то исключительным на фоне других государств. Когда в военные годы в СССР переселяли чеченцев, в США «интернировали» граждан США с хотя бы долей японской крови, и «официальные извинения от имени правительства США» за это были принесены только в конце 1980-х.

И то, что мы воспринимаем как большое ограничение свободы в СССР 70-80-х, на самом деле следствие больших завоеваний, произведенных за предшествовавшие годы. 

Говоря об ограничениях свободы в СССР мы не знаем, как долго продлились бы активные гонения на коммунистов (и сопутствующие ограничения свободы, как упомянутый запрет на выезд из страны для миллионов американцев), если бы не «разоблачение культа личности». Во-вторых, видим, что дискриминация многочисленных групп населения была свойственна богатым капиталистическим странам и в то время, какое применительно к СССР будем обсуждать, говоря о реформах. В-третьих, если даже считать поворотной точкой в истории США 1967-й год, когда был отменен «Акт 1954 года», а не более позднее время, и отсчитывать от этого момента значительное отставание СССР в смысле свобод, то мы заметим, что разрыв вновь составляет не более 20 лет. И ситуация выглядит так же, как с пресловутой туалетной бумагой, которая еще в 1969-м была неизвестна и не нужна в СССР потребителю, но потом разрекламирована так, что временами образовывался дефицит, который поминают и спустя тридцать лет после распада Советского Союза.

От каких-то выводов я, впрочем, далек, это всего лишь несколько мыслей.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic