aletheiaagathon

Categories:

Juno 17 «Бери шинель, пошли домой»

Juno 17 исполняют песню, посвященную той войне, отличным от привычного образом. 

Вспомним исполнение Бориса Иванова, к которому применимы все те же слова, что я писал про Волонтира в предыдущем посте (а кроме этих песен, еще к десяткам других). И отметим, что у Juno 17 больше драматизма. 

Полвека назад обращались к товарищам живым (всю первую часть песни) и лишь в конце к тому, на чьей могиле, может быть, вместе грустили. А Juno 17 с первых аккордов обращаются к погибшему однополчанину. 

Оттого в исполнении Иванова начало бодрое, а здесь сразу тон выбран замогильный. И так как исполнитель молод, то мы как будто понимаем, что и однополчанин его погиб молодым. И, следовательно, обращается он к нему, может быть, у свежей могилы. При этих условиях становятся уместными все используемые приемы.

Исполнитель пытается поднять мертвого друга. 

Он и командует ему, и по-дружески мягко увлекает, и жалуется, и взывает к его совести (как же, мол, семья). Благодаря выбранному тону мы, во-первых, сразу понимаем (или догадываемся), что обращается к мертвому; во-вторых, чем дальше, тем лучше понимаем, что смерть в этот раз останется непобежденной. Но и надеемся до последней ноты: пока пытается поднять своего друга, мы вместе с ним думаем, что еще есть надежда. Когда умолкает и сдается он, перепробовав все, тут и мы прощаемся с его погибшим однополчанином навсегда.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic