aletheiaagathon

Category:

Почему я верю в «народ», а не в «элиту»

Когда я впервые читал «Историю русской революции» Троцкого, меня поразил описанный им эпизод. Временное правительство собралось в полном составе, поделило портфели, приступает к управлению огромной страной и для этого рассылает первые указания. Указания эти в целях оперативности должны быть отправлены телеграфом, курьер их доставляет на телеграфную станцию и… Служащие отказываются их отправлять. Обычные рабочие – «народнее» некуда – отказываются отправлять телеграммы, и правительство всей империи оказывается уже не главным управляющим органом, а – кем? Собранием людей в одном из зданий Петрограда?

Если понимать слово «элиты» широко, то можно перефразировать: не «народ» отказался, а одна «элитная» группировка – Совет депутатов – поспорила с другой и показала свою власть. Отчего бы матросу или солдату, выбранному товарищами, не назваться «элитой» просто потому, что стал депутатом? Но мне кажется, что в последнем будет фальшь: произнося «элиты», обычно не имеют в виду матроса (даже не вчерашнего, а сегодняшнего), которого выбрали своим представителем товарищи – «иди, от нашего имени поговори-послушай». 

Можно посмотреть и с третьей стороны. Допустим, что есть тезис: «народ показал элитам свою власть»; есть антитезис: «это не народ, а одна группа элит – другой группе». И есть синтез: «одна группа элит пользуется большей поддержкой народа, чем другая, и поэтому выигрывает именно та, какая больше соответствует народным интересам, лучше им служит».

Как бы я ни подходил к вопросу, я вижу, что «власть элит» иллюзорна, и пример с телеграфистами это иллюстрирует. «Власть элит» существует только до тех пор, пока «народ» в нее верит. Как только он осознает собственную свободу, «власть элиты» над ним тоже исчезает.

Сначала была осознана (и завоевана) свобода не подчиняться штыкам. Впоследствии осознавалась свобода не подчиняться обману. Как писал Майкл Мур, республиканцы поддерживают режим, благоприятствующий богатым, поскольку сами надеются когда-нибудь войти в их число. Но, как указывал он же, они переоценивают свои шансы. Стать богатым в США то же самое, что выиграть в лотерею, - роль удачи очень велика. При этом успех немногих оплачивают все остальные. В этом свете представляется более разумным уменьшить влияние удачи и увеличить значение собственных усилий.

Следовательно, как и сто, и двести лет назад, «власть элит» основана на незнании (в упомянутом случае – незнании собственных шансов на выигрыш в лотерее). И так как на протяжении двухсот лет знания «народа» увеличивались, и вряд ли этот процесс когда-нибудь будет остановлен, то и «власть элит» возможна лишь в краткосрочной перспективе, не превышающей нескольких сотен лет.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic