aletheiaagathon

Categories:

О конкуренции в СССР

Взято с https://cga.mos.ru/presscenter/news/detail/9105070.html
Взято с https://cga.mos.ru/presscenter/news/detail/9105070.html

Я время от времени слышу, что «в СССР не было конкуренции», и до сих пор каждый раз удивляюсь. «Соревновательность» как принцип отбора лучших и как один из сильных человеческих мотивов использовалась на протяжении почти всей советской истории.

С первых классов выставлялись оценки и проводились соревнования. На основании оценок часть шла в ПТУ, часть продолжала обучение в 9-10 классах. После этого были конкурсы в вузах и на факультетах. После этого была конкуренция за рабочие места и даже за город проживания - проигравший выбывал в другое место.

Аналогично конкурировали и предприятия. Сейчас соревнуются "Боинг" и "Аэробус", а в советское время - "Туполев", "Ильюшин" и "Антонов". Или "Камов" и "Миль". 

Каждый специалист зарабатывал себе репутацию, нарабатывал навыки и претендовал на должности или проекты, какие считал более для себя подходящими и – конкурировал за них с другими.

Впрочем, некоторые, говоря о конкуренции, имеют в виду не соревнование, а «борьбу на уничтожение». Говорят и предполагают, что «слабый» или «неэффективный» должен быть «уничтожен», а вместо него должен встать кто-то другой.

При этом чаще всего они не задумываются, что в действительности скрывается за такими словами: что последний, кто официально и последовательно проводил такую идеологию, был Адольф Гитлер, а после него, в общем-то, никого из проигравших уже не уничтожали (и не стремились к этому), а «перековывали». Да и Гитлер-то стремился уничтожать проигравшие конкурентную борьбу расы и народы, а не разорившихся дельцов.

Если разоряется мелкий предприниматель, самостоятельно занимавшийся всеми делами в своей лавчонке, его убивают? Нет. Говоря об «уничтожении слабых», кто-то из проповедников такой конкуренции желает смерти этого предпринимателя? В подавляющем большинстве случаев – нет. Всего лишь имеют в виду, что имущество его лавки переходит к другим хозяевам, а бывший предприниматель становится наемным служащим. Весьма вероятно – руководящего уровня, так как имеет подходящую для этого трудовую этику и навыки.

Если разорялась более крупная компания, со штатом в десятки человек, кто-то предполагает, что ее офисы и склады надо взорвать, а сотрудников – расстрелять? Опять же, как в первом случае, - нет. Наши (и «их») люди не настолько кровожадны. Опять-таки, всего лишь имущество получает другого собственника, а сотрудники, возможно, даже не будут уволены, а будут продолжать трудиться, как и прежде.

Если же «проигрывает конкурентную борьбу» компания-гигант, то и далекие от экономики люди слышали широко известные слова – «too big to fail» - подразумевающие, что даже банкротства такой компании (и смены собственников) не допускает государство (например, США), вливающее в них большие суммы на льготных условиях. Дело ограничивается, как правило, сменой топ-менеджмента (с «золотыми парашютами» комфортно опускающегося на новые рабочие места) и, в крайнем случае, изменением долей собственности.

К сожалению, большинство людей, от кого я слышал слова про «волшебство» и «целительность» конкуренции, не задумывались над существом этого понятия, а были очарованы фразой. Их можно понять: «борьба на уничтожение» активирует самые древние участки мозга, впрыскивает адреналин – до размышлений ли в такой ситуации?

Резюмирую. «Конкуренцию» можно понять в двух смыслах – как «соревнование» и как «борьбу на уничтожение». «Соревновательный» принцип отбора широко применялся в СССР, в том числе был одним из основных в хозяйствовании. «Борьба на уничтожение» отсутствует и в богатых капиталистических странах. Да, некий разорившийся делец мог выброситься из окна. Было ли таких больше или меньше застрелившихся от позора неудачи в СССР? Я не знаю. Да, критиковали, что «номенклатурный кадр» в советское время, даже потерпев неудачу, не увольнялся (некоторые требуют и расстрела сейчас), а переводился на другую должность, иногда даже без понижения и урезания полномочий. Чем это в хозяйственном смысле отличается от топ-менеджеров крупных компаний с их «золотыми парашютами»? Да, бизнесмен может страшиться потерять свой статус делового человека. Больше этот страх или меньше, чем страх некоторых советских людей потерять свой статус и оказаться дворником? Я не знаю.

Что я знаю совершенно точно: большинство людей, говорящих об отсутствии конкуренции в СССР, никогда не размышляли на эту тему.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic