aletheiaagathon

Category:

"Люди пользы"

"Маленькая фабрика", Камиль Писсарро
"Маленькая фабрика", Камиль Писсарро

«Люди пользы» это ремесленники, трудящиеся, капиталисты, производители. Торговый и промышленный капитал часто в антагонизме, однако это проявления одной стороны человеческой сущности. Это те, кто считает «только трудящийся заслуживает уважения», «земля должна принадлежать тем, кто на ней работает»; меряет категориями пользы (полезен человек или занятие, или предмет, либо бесполезен).

В высоком смысле эта польза может быть для идеологии, общества или рода: полезен или бесполезен революции, например. Но гораздо чаще значение придается пользе для конкретного человека: «а мне зачем? А ему? Какая выгода? Какая от тебя польза?». Эти люди считают, в какую сумму обходится содержание королевской семьи, и стоит ли продолжать ее выплачивать. 

Так как они озабочены пользой (и деятельностью на удовлетворение потребностей), они существовали при власти «людей силы», но ей, конечно, тяготились: крестовые походы, междоусобицы, мотовство на балах и турнирах – все они были «бесполезны», «невыгодны» и мешали обогащению их личному и общества в целом. В Новое время эти люди получили долю власти как буржуазия, а впоследствии стали и доминирующим классом. 

Нетрудно заметить, что постольку, поскольку советское общество строилось на прославлении трудящихся, оно тоже было обществом «людей пользы». Идеи начала двадцатых уступили место возвращению ряда буржуазных правил, а «права человека» хотя и фигурировали в подписанной СССР Декларации, но в массовой пропаганде обозначались редко, о «пользе» и «труде» говорили чаще. Поэтому мало удивительного, что даже выросший при советской власти человек путал понятия «пролетариат» и «рабочий класс» или даже отождествлял их.

Мы видим «людей пользы», когда условный Лукашенко стремится устранить «тунеядство» (а ранее видели то же в Советском Союзе). Когда армейский старшина или строгий родитель «приставляет» солдата или ребенка к произвольному «делу», лишь бы тот не «слонялся просто так». Когда буржуа, известный нам по книгам двухсотлетней давности, строго следит и за семьей, и за работниками, и за материалами.

Где есть «польза», там должна быть и «цель». «Польза» может быть только для кого-то и чего-то, значит, цель также следует определить. Однако, взаимодействуя с «людьми пользы», далеко не всегда цель можно выяснить. «Полезность» приобретает характер чего-то самодовлеющего и самообосновывающего. Даже если задать им вопрос «полезно для чего?», они либо затруднятся с ответом, либо станут придумывать его здесь и сейчас, и это само по себе будет означать, что раньше об этом они не задумывались и понятия не имеют, к какой именно «пользе» стремятся.

Это легко объяснить, если понять, что в их случае стремление к «пользе» является всего лишь попыткой приспособиться к существующей власти, лидерам и авторитетам. Они всего лишь подражают им, копируют их повадки в расчете приобщиться к ним и понравиться им – как бывает в любой обезьяньей стае. «Полезно» то, что одобряется лидером, что он считает таковым, и подчиняющийся этой культурной норме принимает такое суждение некритично и без рассуждений.

«Угнетение» было инструментом «людей силы». Само слово «угнетение» означает принуждение, насилие. Инструментом «людей пользы» является «объективация». Не только вещный мир, но и каждый человек лишь инструмент для какой-то «пользы». 

В песне Цоя это выражалось строчками «все говорят, что надо кем-то мне становиться, а я хотел бы остаться собой». «Стать кем-то» означало встроиться в общественную систему разделения труда, стать инструментом для выполнения какой-либо задачи. При этом каждая задача подразумевает особенный инструмент: молоток отличается от пилы, отвертка от гаечного ключа. Точно так же полушутливый совет «выбери свою профдеформацию» содержит долю правды: выбирая профессию, каждый решает, каким образом она его будет преобразовывать. Будут ли результатом увеличенные мускулы правой руки, как у плотника, которого таким образом вычислил Шерлок Холмс, или цинизм, как у проститутки, - всякое занятие это способ изменения человека. И герой цитированной песни сопротивляется этому: он желает остаться собой.

Общество «людей пользы» дало больше свободы по сравнению с обществом «людей силы». Сейчас принуждения к труду уже нет, если речь не о такой разновидности, как Советский Союз. Каждый человек может выбирать, встраиваться или нет. Однако страхами, оказывающими на него влияние, является боязнь нищеты, нужды и социальной отверженности. Средний человек опасается, что если он не станет инструментом, то не сможет обеспечить свои телесные потребности. И даже если ограничится скромным уровнем их удовлетворения, то окажется в одиночестве, без друзей и семьи. В самых близких человеческих отношениях – дружеских и семейных – ведется речь об обязанностях, требованиях и ожиданиях.

Таким образом, заместив общество «людей силы» властью «людей пользы», человек освободил свое тело от грубого физического принуждения: в общем случае ему уже не грозят ни смертью, ни побоями, его не связывают и не заковывают в кандалы, добиваясь подчинения и выполнения функций. На смену «угнетению» пришла «объективация». Человек меняет свою свободу, соглашается стать инструментом для удовлетворения чужих желаний в обмен на то, что ему обещают: удовлетворение телесных потребностей и включенность в общество.

В русскоязычной инфосфере слово «объективация» если и звучит, то обычно в применении к феминисткам, особенно зарубежным. Возможно, это знак того, что вслед за экономическим отставанием так же позади находится и общественная мысль и общественные отношения. Если так, то, возможно, «объективация» часто и многим будет столь же непонятна, как рассуждения об «угнетении» были непонятны двести-триста лет назад: «Какое такое угнетение? Кто кого угнетает? Как вообще можно без этого жить?». Но может быть и обратное: несмотря на рудименты общества «людей силы», Советский Союз строил социализм, и уважение к каждому человеку, значимость каждого не только декларировались, но и находили проявление в повседневной жизни. В этом случае наше общество может быть не менее (или более) благоприятной средой для рассуждений про «объективацию».

Какой бы вариант ни был актуален, в моем блоге говорить об этом и допустимо, и уместно, и «полезно».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic