aletheiaagathon

Category:

"Люди силы"

Если считать, что каждый общественный строй формирует культуру, объясняющую, оправдывающую и воспроизводящую существующую власть, то рабовладельческую эпоху и феодализм можно назвать временем «людей силы», капитализм – «людей пользы», а коммунизм – «человека для самого себя».

Упрощенно власть, приобретаемую «людьми силы», можно изобразить так: был один сильный человек, собрал дружину себе под стать и огнем-мечом подчинил всех, до кого смог дотянуться. Культурные установки, которыми они руководствовались и какие насаждали среди подчиненного населения, можно выразить словами: «свободы заслуживает только тот, кто может ее защитить» или «право сильного», или «только сильный заслуживает уважения». 

С точки зрения живущего силой, все эти формулы очень разумны. Если кто-то не может защитить себя, значит, его можно поработить. Если не может или не хочет драться из-за ресурса, то тот, кто хочет и может, забирает себе. И точно так же зачем уважать (считать важным, заслуживающим внимания) того, кто не сможет противостоять сильному? Когда дойдет до него, слабого, дело, тогда без всякого уважения сильный возьмет, что захочет, или принудит, к чему захочет, и пойдет дальше.

Понятие дворянской «чести», которым мы могли восхищаться в детстве, и какое требовало готовности умирать и убивать в ответ на малейшее оскорбление, также было следствием культа силы. Так и сейчас в некоторых компаниях (часто криминальных) «прощупывают» новых людей: до какой степени можно «давить». Вспомним иллюстрацию из фильма «Брат 2».

Когда Данила Багров попадает в камеру, он робко садится на корточки недалеко от двери. Два тамошних «сидельца» воспринимают это как знак слабости и начинают проверку предположения с того, что грубо просят закурить. Когда он протягивает им пачку, то вместо одной сигареты забирают все. Вслед за тем еще более презрительным и приказным тоном требуют выполнения следующих указаний: дать зажигалку. Режиссер далее демонстрирует главного героя как типичного ДАртаньяна, достающего шпагу и наказывающего нечестивцев, – с поправкой на эпоху и культ фильмов с ВанДаммом и Сталлоне. Настоящему ДАртаньяну было бы «западло» «разбираться» «на кулаках», но принцип силы от этого не меняется, хотя и используется «по-простонародному».

Когда дворянин отказывался от дуэли, он точно так же падал в глазах общества и терял свою репутацию, как это случилось бы с героем Сергея Бодрова в камере. Потому что только сила отличала свободного человека от раба. Даже лица духовного звания апеллировали, сами будучи кротки и милосердны, к наиболее могущественному Господину всего сущего. 

Так как людям в целях выживания свойственно приспосабливаться к лидерам и брать с них пример, то естественным путем такие установки перенимают и другие. Либо используют их в активной форме (например, сами стараются стать сильными и угнетать других), либо в пассивной – заботятся о своей силе, чтобы уметь защититься.

Собственно, принадлежать к культуре «людей силы», чтобы заботиться о своей военной мощи, - не обязательно. Если рядом есть агрессивный сосед, то имея даже другую культуру, можно принимать меры для обеспечения своей безопасности. Забота о своей силе для защиты будет подчинением «культуре силы», если будет искренним исповеданием правила «свободы заслуживает только тот, кто может ее защитить». Если же человек полагает, например, «трудящийся заслуживает уважения» (культура «людей пользы»), то будет признавать право свободы за каждым трудящимся, независимо от его силы. А финансировать армию будет в силу вынужденной необходимости, как строит плотину для защиты от наводнения.

«Сосед» может быть не только в смысле государственных границ, но и в смысле общественных групп в одной и той же стране. «Люди пользы», капитала, ценя прибыли и не любя убытки, предпочли бы не тратиться на собственную войну с «людьми силы». Но так как принципы последних не позволяли уважать свободу и желания слабых, если они всего лишь «полезны», то буржуа пришлось доказывать и свою силу, с некоторого времени превосходящую военную мощь дворян и рабовладельцев. Так произошли буржуазные революции.

Власть «людей силы» как будто сломлена, и даже «глобальный тренд на снижение насилия» может быть иллюстрацией этого. Однако культурные образцы и попытки им следовать, даже не всегда сознавая, как они были порождены, будут с нами еще долго. Если понимать «нас» как конкретных людей, тебя и меня, то до конца нашей жизни. А если понимать «нас» как человечество, то, пожалуй, еще пару столетий. Хотя палец на отсечение за такой прогноз не дам: двести лет это небольшой срок, вдруг и тогда наследие «людей силы» сохранится и будет оказывать свое влияние.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic