aletheiaagathon

Category:

Безусловный базовый доход: «никто же работать не будет»

"Св. Иоанн Креститель в пустыне" Хосе Леонардо
"Св. Иоанн Креститель в пустыне" Хосе Леонардо

Мне кажется, и после предыдущих публикаций очевидно, что такая реакция может быть присуща только человеку со множеством фрустрированных потребностей. Такому, чей труд удовлетворяет одни его потребности, а при этом подавляет (не позволяет удовлетворить) другие.

При этом среди моих знакомых и в блогах я встречаю мнение из заголовка достаточно часто, чтобы счел разумным уделить ему внимание особо.

Каждый может видеть вокруг себя, что, имея один источник дохода, люди часто стремятся увеличить его или приобрести другой.

В первом случае это разумное стремление удовлетворить больше (лучше) своих потребностей или создать запас.

Во втором случае разумное стремление к диверсификации – «не складывать все яйца в одну корзину».

Такие собственные наблюдения можно подкрепить авторитетностью Адама Смита, еще в 18-м веке отметившего, что, имея источник дохода, обеспечивающий жизнь, работники часто ищут дополнительное занятие, давшее бы им дополнительный прибыток. 

И, более того, так как их жизнь уже обеспечена, то за эту дополнительную работу они согласны брать меньше денег, чем те, кто ей живет. В результате продукт такого труда становится дешевле.

Это составляет трудность для тех, кто хотел бы этим зарабатывать на жизнь, но хорошо для потребителей. И для тех, кто этой подработкой имеет «дополнительную копеечку».

Даже если мы вынесем за скобки те 2% людей, какие по опросам счастливы на своей работе, мы можем видеть, что останется еще много тех, кто по-прежнему будет трудиться ради дохода, превышающего безусловный базовый.

С другой стороны, мы можем использовать авторитетность Адама Смита и для подкрепления другого очевидного суждения: «если труд трех дней позволяет обеспечить неделю жизни, то в оставшиеся четыре дня некоторые рабочие ленятся». Под «ленятся» Адам Смит имеет в виду «не занимаются своим ремеслом». Хотя мы и понимаем, что они могут быть заняты удовлетворением других своих потребностей.

Эти его слова приводят нас к суждению тех, ради кого и пишется эта публикация, а именно: «обычная работа нужна, чтобы выживать; но при этом она требует фрустрации других важных потребностей; и если кто-то получит возможность не работать, а при этом жить, то, конечно, он перестанет трудиться, а займется чем-то другим!».

Из наших собственных наблюдений и подкрепляющих их слов Адама Смита мы знаем, что отнюдь не все будут таковы, а лишь некоторые.

С другой стороны, про некоторых мы можем быть уверены, что получив возможность выживать без «работы» в обыденном смысле, они ей заниматься и не станут.

Насколько велико их число? Какие именно их потребности фрустрируются? Их отказ от работы будет означать, что именно их потребности более всего ущемляются? Связано это с тем, что они сами не научились удовлетворять их, или с другими причинами?

Наличие такой категории людей напоминает о вопросе организации общественного труда: как он организован сейчас, как будет организован позднее, как его желательно организовать.

Одновременно мы понимаем, что в случае со многими организация труда если и не идеальна, то вполне удовлетворительна для них.

И поэтому задаемся вопросом: те, кто все-таки фрустрирован, всего лишь не научились удовлетворять свои потребности, будучи включенными в существующую систему организации труда?

Например, очевидно, что если один человек счастливо женат и доволен своей семейной жизнью, он больше удовлетворен своим существованием в целом и может более лояльно относиться к своей профессиональной деятельности. То ли потому, что семейным счастьем способен переносить профессиональные стрессы. То ли потому, что работа дополняет удовлетворение его потребностей – он счастлив и в семье, и в деятельности.

При этом человек, который женат несчастливо и испытывает мучения в личной жизни, будет более фрустрирован. Хотя это в не очень большой степени будет связано с организацией труда.

В какой-то степени будет связано, поскольку он, например, мог бы полностью сосредоточиться на решении вопросов личной жизни, если бы не был в офисе 50 часов в неделю. При этом в нынешней системе предполагается, что для обучения вопросам личной жизни есть подростковый и юношеский возраст. А после него достаточно того, что остается во внерабочем времени.

А одновременно задаемся вопросом: тем, кто фрустрирован, существующая организация труда всего лишь не предлагает хороших способов удовлетворения их потребностей?

При этом, если хороших способов ее удовлетворения не предложено, то мы ее, вероятно, даже еще и не в состоянии назвать.

Поскольку я достаточно верю в капитализм, чтобы предположить, что если бы назвали, то и удовлетворение бы предложили.

А поскольку не знаем, то разумно обращаться к историческим примерам.

Человек, жаждущий знаний и образования, был бы очень фрустрирован, занимаясь одним и тем же механическим трудом (например, переноской воды) без надежды на изменение ситуации.

Будь он полностью счастлив при этом в семейной жизни, однако как только получил бы независимый доход, позволяющий выживать, тут же прекратил бы носить воду, а сосредоточился на чем-то другом.

Некоторые, впрочем, даже такого дохода не дожидаются, а уходят в пустыню, где питаются акридами и диким медом, а при этом удовлетворяют фрустрированную до того потребность.

Резюмирую.

Безусловный базовый доход не приведет к тому, что люди перестанут трудиться.

Не менее 2% продолжат заниматься своим делом, потому что рады ему, оно дает им счастье.

Другие (более 50% по приблизительной субъективной оценке) продолжат заниматься своим трудом или иным ради дополнительного дохода к базовому.

Третьи (по субъективной оценке, менее половины, но более, чем 2%) действительно оставят свое нынешнее дело и займутся чем-то другим, лучше удовлетворяющим их потребности.

Вероятно, это стоит учитывать и при рассуждениях об организации общественного труда, и в размышлениях о безусловном базовом доходе.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic