aletheiaagathon

Category:

Какие потребности чаще всего фрустрируются при современном общественном разделении труда

Постер фильма Disney "Золушка", 2015
Постер фильма Disney "Золушка", 2015

Современный уклад жизни часто называют «обществом потребления».

Поэтому вынесенный в заголовок вопрос некоторые могут счесть нонсенсом.

Как это? В «обществе потребления» фрустрируются какие-то потребности? У слов «потребление» и «потребность» даже корень общий!

Не согласиться могут и с другой стороны.

Разделение труда нужно именно для того, чтобы каждым делом занимался самый лучший специалист. Булочник печет более вкусный хлеб. Сапожник лучше делает сапоги. Благодаря этому каждый может удовлетворить свою потребность наилучшим образом.

И, однако, даже на этом уровне мы можем заметить неточность.

Если современный обычный житель российского города хочет кондитерское изделие без пальмового масла, то ему лучше испечь его самому. Особенно если он имеет какие-то особенные вкусовые предпочтения – чтобы «как у бабушки» или, наоборот, по «собственному фирменному рецепту».

С тех пор, как я уехал из деревни в город, я ни разу не встречал вкусной клубники.

Время от времени (один или два раза в год) предпринимаю новые попытки и проверки, но каждая заканчивается тем же неудачным результатом. Хочешь вкусной клубники – вырасти ее сам. Ну, или обходись без нее, благо, потеря невелика. Или живи не в крупном российском городе, а там, где вкусная клубника есть. Может быть, во Вьетнаме?

Впрочем, говоря о фрустрируемых потребностях, я собираюсь мало внимания уделять еде и крыше над головой, качеству интернета и другим предметам вещественного мира. 

Именно этой сферой я вполне доволен, несмотря на мою сентенцию о клубнике. Я считаю, что по условному соотношению «затраты-результат» производство предметов вещественного мира вполне эффективно.

Я полагаю, что более всего в современной системе разделения труда фрустрируются социальные, творческие и мыслительные потребности.

Для пояснения предлагаю вновь вернуться к примеру с условным жителем «негритянского гетто».

Как писал Виктор Франкл, «смысл жизни не может быть дан, а может быть только найден».

Если это суждение верно (а я имею не очень много оснований сомневаться в этом), то, имея потребность в осмысленности своего бытия, кому этот негр может делегировать ее удовлетворение?

Одна из основ, на которых зиждется разделение труда, это предположение, что для удовлетворения каждой потребности есть свой специалист.

Кто мог бы сыграть роль такого специалиста для «негра из гетто»?

В «белом» и «обеспеченном» мире это психотерапевт.

При этом сам психотерапевт не дает готовых средств, а всего лишь проходит путь поиска вместе со своим клиентом.

И если клиент уделяет мало внимания и сил, или делает это неэффективно, то смысл он так и не находит.

Услуги психотерапевта исправно оплачивает, но потребность остается неудовлетворенной.

Даже если он меняет терапевтов, как я покупаю клубнику у разных продавцов, он часто по-прежнему не в состоянии удовлетворить свою потребность.

Даже если он думает, что дело в квалификации и стоимости специалиста, то по-прежнему может терпеть неудачи. Так же, как я обычно не нахожу разницы между клубникой, приобретенной за 1500р/кг, и 400р/кг «по акции».

Таким образом, если наш «негр из гетто» включится в общественное разделение труда вместо того, чтобы самому искать ответ на свой главный вопрос, то он, во-первых, получит дополнительную статью расходов (хорошо, если рост его доходов позволит оплатить терапевта, бывает, что и не позволяет); во-вторых, это не то что не гарантирует ему удовлетворения своей потребности, а шанс успеха будет 50 на 50, если не меньше.

А если он и найдет ответ на этот главный вопрос, то закономерно поставит перед собой следующие.

И для решения этих следующих вопросов ему вновь потребуется оплачивать услуги «профессионала».

И посмотрим на это с другой стороны.

Имея гарантированный доход, позволяющий ему жить, он может целиком и полностью сконцентрироваться на самом важном для себя вопросе. Или сочетать его решение с какими-то другими.

То есть может или полностью посвятить себя выращиванию клубники, или уделять этому пару часов в день (больше не потребуется), а еще по паре часов выращиванию моркови, физкультуре и общению с другими людьми.

К счастью, современное производство позволило бы ему, и будучи рабочим на заводе, уделять два часа в день выращиванию клубники (или поиску смысла своей жизни).

Однако, во-первых, два часа в день, но не все свои силы и время, а во-вторых, кроме клубники (смысла жизни) он часто будет хотеть еще понимания мира и своего места в нем. Понимания людей и их целей. А также удовлетворения социальных потребностей (быть членом стаи, иметь прочное место в ней, иметь достаточно уважаемое место в ней, а при возможности и высокий престижный статус).

Современное разделение труда предполагает, что место человека в мире укажут этому негру школьные учителя. Они же объяснят, как устроен мир и люди, и что следует делать.

При этом, судя по тому, что, как нам рассказывают, пресловутые «негры из гетто» хорошо учиться в школе не хотят, учителя с удовлетворением этой потребности не справляются.

Можно сказать, что «да нормальная это клубника, без пестицидов, чего они от нее морщатся и не едят».

При этом можно и зафиксировать, что конкретная предлагаемая разделением труда клубника их потребностей не удовлетворяет. А вот та, какую они выращивают сами в своем гетто, возможно, подходит больше.

То же касается потребностей в искусстве и творчестве.

И социальных, может быть, более всего.

Все больше регламентов действий каждого специалиста. В первую очередь, низшего звена, которые и в пору конвейера уже считались подобием робота. Но и высокостоящих руководителей это касается тоже.

Будь это регламентация полового поведения или выступления на публике.

И хотя многим кажется по обилию «успешных» фото и видео в инстаграме, что потребность в престиже удовлетворяется нынешним обществом очень хорошо. Именно популярность этого жанра и ставит под сомнение удовлетворенность «специалистов» (то есть «отделенных», «особых») их статусом.

В обществе «полисной демократии» или «негритянского гетто» особь может иметь высокий статус благодаря доминированию в семье или просто «быть не хуже других» по умолчанию (так как все живут более или менее на пособие), или повышать свой ранг в наиболее важной для нее небольшой стае благодаря совершенствованию в баскетболе или рэпе.

Как же с этим обстоит дело в «богатом» «обществе разделенного труда»?

Как отмечает Талеб, для многих очень высокооплачиваемых специалистов жизнь превращается в постоянные «крысиные бега».

Поскольку как только они начинают зарабатывать больше, они переезжают в более дорогой район. А имея доход даже в миллион долларов в год, они чувствуют себя самыми низкими из всех соседей, если те зарабатывают по десять миллионов.

Талеб особенно ярко описывает страдания жен таких «преуспевающих» людей, которые проводят много времени среди своих соседок, чьи бриллианты крупнее, а отношение снисходительнее.

Если же и все рабочее время человек занимает позицию низшего в стае, то когда и как ему удовлетворить свою потребность в престиже?

Возможно, приобретение дорогой для него вещи и фото с ней в соцсети дадут ему суррогат удовлетворения такой потребности.

Может ли специалист «общества разделенного труда» позволить себе настоящую дружбу и любовь, и другие близкие отношения?

Больше похоже на то, что даже воспитание и обучение собственных детей он делегирует другим – «отдает на аутсорс».

А разговоры о том, что кому-то недостаточно идей или идеологии в обществе, где есть свобода? Не свидетельствуют ли они о неудовлетворенности этой потребности? О том, что «профессионалы» справляются так же плохо, как психотерапевты с помощью в поиске смысла жизни?

Мой ответ будет ближе к «да».

Я полагаю, что в современном обществе разделенного труда более всего фрустрируются социальные, творческие и мыслительные потребности человека.

И самая популярность условных сериалов или компьютерных игр вместо самостоятельного творчества является тому свидетельством.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic