aletheiaagathon

Category:

О стратегическом и тактическом в конкуренции идеологий

Если, читая феминистское обличение мужчин, человек стал доказывать, что нет, мужчины прекрасны и великолепны (или, тем более, превосходят женщин), то он уже проиграл. Он может выиграть тактически, конкретный спор, и показать, что в истории мужчины превосходят женщин, - хотя может и не показать, ведь будет зависеть, какие критерии сравнения будут выбраны. Но такой человек в любом случае проиграет стратегически, потому что примет феминистскую идеологию на базовом уровне – начнет видеть не людей, а мужчин и женщин. 

Точно так же, если прочтя новость, человек стал доказывать превосходство белой расы, то, может быть, он и сумеет это сделать в конкретной ситуации (может и не суметь), но стратегически проиграет. Так как станет расистом и будет смотреть, кто белый, кто черный, кто другого цвета, и на чью мельницу льет воду конкретное высказывание.

Конечно, может быть, он и раньше был расистом. В этом смысле проигрывать ему нечего. Но я говорю о тех, кто изначально предпочитал другую идеологию, но стал феминистом, защищая мужчин, или расистом, защищая белых.

Возможно, эта мысль неочевидна, или ее нелегко разглядеть, при этом много внимания я ей уделять не стану. Я предпочту еще пару абзацев посвятить ее альтернативе.

Если человек христианин, то для него ни эллина, ни иудея. В этом смысле на все попытки сделать его националистом он будет отвечать процитированной фразой. Он не будет делить людей по национальностям.

Если человек марксист, он не станет делить людей по цвету кожи. Он скажет: главное, чем они зарабатывают на жизнь, имеют ли собственность. А черный или белый, какая разница? Важно, рабочие они или капиталисты. И про попытки иного государства провести идеологию противостояния гендеров и сексуальных ориентаций он может даже сказать: вот хитрые капиталисты! Стравливают рабочих! Мол, пусть лучше дерутся друг с другом из-за сексуальной ориентации и цвета кожи, а не борются за права класса.

И если какой-нибудь «неомарксист» скажет, что «христианство это тоже всего лишь идентичность, одна из многих», то христианин может ответить: «да, это и есть ваша идеология. Но я не обязан ее принимать. Идентичность это либо верность стае, либо тезис, что бытие определяет сознание, и в этих двух основах вашей идеологии нет места духу. А я верю, что именно дух главнейшее и важнейшее».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic