aletheiaagathon

Categories:

Что такое «духовная власть», часть четвертая, "Что такое власть вообще"

Продолжаю попытки сформулировать устраивающее меня определение. Прекращать их не стоит хотя бы потому, что я уверен в полезности иерархии (чего стоит утверждение, что муж должен быть главным в семье), но при этом часто выступаю против «обезьяньих» попыток ее установить. И если я «за» иерархию, но против «обезьяньих» ее вариантов, то должен же я сформировать альтернативную картинку? Мол, если не «обезьянья», то какая?

Сегодня пойду от понятия «власть». Забавно, что у Вебера оно примерно такое же, что у О’Брайена из «1984». И тот, и другой говорят о власти как способности заставить другого сделать то, что он не хочет.

Я, забегая вперед, даю другое определение: власть это такие отношения между людьми, когда действие одного из них влечет изменение поведения другого. Чем большее количество действий одного субъекта меняет поведение другого, тем больше его власть. Чем шире диапазон, в котором действия одного субъекта меняют поведение другого, тем больше его власть.

Обоснование и пояснение определения, рассуждения, с помощью которых пришел к нему, размышления о свободе воли и о том, что никого нельзя «заставить», и поэтому определение Вебера бессмысленно, – под катом. 

11 тысяч знаков. Если кого-то это обрадует или огорчит

Сегодня пойду от понятия «власть». Забавно, что у Вебера оно примерно такое же, что у О’Брайена из «1984». И тот, и другой говорят о власти как способности заставить другого сделать то, что он не хочет.

Мое понимание «власти» будет, конечно, более широким. В конце концов, если некто получит власть над желаниями другого человека, мы скажем, что он будет властвовать и самим этим человеком? Другое дело, что может свою власть не афишировать, и в результате управляемый будет думать, что следует собственным желаниям. Хотя, впрочем, такие его мысли будут верны: он в самом деле будет следовать собственным желаниям. Только, возможно, не будет понимать, кто эти желания в нем рождает и зачем. О чем-то подобном говорят обычно применительно к маркетингу: создать потребность.

Как же я определю слово «власть»? И будет ли оно для меня равнозначно понятию «влияние» или нет?

Если «власть» бывает большая и малая, полная и неполная, то «влияние» будет синонимом. Но все же «влияние» это более слабая или мягкая, или скрытая форма «власти». «Абсолютное влияние» для нас будет словосочетанием непривычным. «Абсолютная власть» - слышали нередко.

При этом если нечто «влияет» на что-то, то следовательно, это что-то зависит от нечто. И, следовательно, любое влияние подразумевает форму зависимости? Или бывают исключения? Кажется, нет. Вернее, бывает, что зависимость не сопровождается влиянием, но при этом существование влияния подразумевает существование зависимости. Поэтому слова эти, конечно, разные, однако установить эту связь – перспективно для дальнейших рассуждений. 

Если «власть» это большое (сильное) влияние, то следовательно, и власть подразумевает существование какой-то зависимости. В случае с управлением желаниями: желания человека зависят от того, кто ими управляет. В случае с более распространенными пониманиями власти: если удовлетворение желаний зависит от кого-то, то этот кто-то обладает властью. Будет ли это директор компании, имеющий власть над подчиненными, или родитель, от которого зависит покупка сладости для ребенка.

Наличие такого квалифицирующего признака мне нравится тем больше, что я всегда сомневался в определении Вебера. Как поклонник, ценитель и проповедник свободы воли я всегда говорил, что человек делает только то, что хочет, но никогда ничего против своей воли. Доводя утверждение до предела, я говорил, что когда человеку приставляют пистолет к голове, он по-прежнему имеет выбор и может не подчиниться. И в некоторых из этих случаях неподчинения его даже не убьют. Поэтому определение Вебера (и ОБрайена) казалось мне лишенным смысла: никого нельзя принудить сделать ничего, что не соответствовало бы его воле.

Но вот с зависимостью связать власть я готов. И поэтому главный вопрос: как сделать это так, чтобы не сопоставить случайно как синонимичные слова, которыми они все же не являются?

Власть это способность использовать зависимость человека?

Уверенно я говорю только о том, что отбрасываю формулировки вроде «в интересах того, кто имеет власть» или «сознательное использование», или «намеренное». Поскольку младенец, например, может иметь влияние, но слишком уж лихо будет предполагать, что он использует его сознательно или намеренно. И тот же младенец может использовать свое влияние во вред себе – если, например, закричит, когда его семья прячется на чердаке дома от преследователей.

«Власть это способность влиять» тоже отбрасываю уверенно, так как это будет тавтология.

Власть это отношение зависимости того, над кем властвуют, от того, кто властвует?

Или власть существует только тогда, когда ее проявляют? А одна только сама по себе зависимость отношений власти еще не порождает? Два генерала на острове зависели от мужика, но командовали именно они. Потому ли, что он не понимал их зависимости от него, или полагал, что он от них зависит еще больше?

Тогда власть не может быть ни «способностью», ни «отношением зависимости».

Власть это зависимость, меняющая поведение человека? 

Тогда следует привести пример зависимости, которая поведение человека не меняет? А такая есть? Зависимость тех самых генералов от мужика? Зависимость есть, но их поведения не меняет.

Или еще короче: власть это изменение поведения человека?

То есть здесь мы даже зависимость оставляем в стороне, и нам не важно, есть зависимость или нет. Важно, что поведение было изменено. И мы не говорим о «способности изменения», поскольку предположили, что пока власть не проявляется, ее нет, хотя могут быть предпосылки для нее. И мы ничего не говорим про «сознательность» или «в интересах властвующего», или даже про «управление-направление», так как упоминали исключения на примере младенца.

Но так как не всякое изменение поведения человека будет властью, то можно еще корректировку внести.

Мы говорим, что некто обладает властью, когда он меняет поведение другого человека.

И вот это еще более перспективно, чем «зависимость».

Как в этом случае сформулировать определение существительного «власть»?

Власть это акт (или серия актов) изменения поведения человека, совершенный другим человеком (обладающим властью)?

Подряд три существительных в родительном падеже. Дважды используются скобки. Дважды в одном предложении повторяются слова «человек», «власть» и «акт». Поэтому формулировка выглядит несимпатичной и неудобной. Но по смыслу все верно? Под таким определением я готов подписаться?

Чего-то все-таки не хватает. Власть это все же не акт. Это, скорее, свойство. Мы говорим «обладает властью». Как можно «обладать актом (действием)»? Я думаю, никак.

Поэтому я рад, что от «зависимости» перешел к более точному и уместному «изменение поведения», но пока не слишком хорошо понимаю, как согласовать разные части определения.

Что ж, можно попробовать рассмотреть с разных сторон.

Как осуществляется такое (властное) изменение поведения?

Посылается управляющий сигнал. Реализуется зависимость. Власть не может быть вне отношений. Если выключатель не соединен с лампочкой, она никак не будет зависеть от положения его тумблера. 

Значит, «отношения» это одна из ключевых характеристик понятия «власть»? Можно обладать властью и можно обладать отношениями? «Обладать отношениями» звучит не слишком гладко, но можно «иметь власть» и «иметь отношения». Значит, что-то перспективное в этом предположении тоже есть.

Таким образом, какие ключевые характеристики понятия «власть» я уже выделил: два субъекта (один властвует, над другим властвуют); наличие связи между ними (отношения); зависимость. И, видимо, конкретный акт (сигнал), без которого власти не будет, а будут только предпосылки для нее?

То есть нельзя сказать, что власть это отношение зависимости одного субъекта от другого. Зависимость это еще не обязательно власть, как я уже разбирал. Обязательно должен быть сигнал (акт властного субъекта), который обязательно должен привести к изменению поведения подчиненного субъекта.

Тогда можно даже переформулировать ключевые характеристики: два субъекта; отношения; изменение поведения одного субъекта соответственно изменению поведения другого.

Такое переформулирование подчеркивает динамичный характер власти и ее длящийся характер.

Власть это такие отношения между субъектами, когда изменение поведения одного влечет изменение поведения другого.

Разумно сразу на это заметить: в таком определении отношения власти становятся двусторонними? Изменения поведения подчиненного субъекта тоже меняет поведение властвующего, а не только наоборот.

Но именно это замечание говорит в пользу такого определения.

Поскольку давайте взглянем на любые властные отношения. Подчиненный, даже если он раб, всегда имеет влияние на своего руководителя (хозяина). В худшем случае, если японский крестьянин не кланяется самураю, он вынуждает того обнажить меч и отрубить себе голову. Черный юмор: использовать самурая вместо «будки для самоубийств», как в сериале «Футурама». Сюда же можно анекдот про лабораторных крыс, одна из которых говорит другой: смотри, как я надрессировала этого человека; сейчас я нажму на педаль, и он принесет нам еды.

И даже до того, как властные отношения сформировались, мы можем видеть, как (будущий) подчиненный уже влияет (властвует) на (будущего) руководителя. Тот, кто хочет в будущем властвовать, то ли учится стрелять, то ли тренирует навыки оратора, то ли организатора, то ли пытается заработать побольше денег, чтобы производить впечатление и подкупать. А есть и классическая формула «с ними по-другому нельзя», которой желающий власти оправдывает собственные действия, противоречащие каким-то его этическим принципам. И если бы он не хотел власти, то не ругался бы, например, матом или не использовал бы рукоприкладство. Но он хочет власти и потому подчиняется тому, над кем хочет властвовать, принимает его правила игры и делает то, от чего, не стремясь к власти, воздержался бы.

То есть если определение подчеркивает двусторонний характер властных отношений, это говорит в его пользу. Значит, что-то в этом направлении следует думать и дальше.

Или такую формулировку и оставить?

Власть это такие отношения между людьми, когда изменение поведения одного из них меняет поведение и другого.

Тут, правда, рождаются ассоциации и с любовью, и с дружбой. Но, возможно, это тоже говорит в пользу такого определения власти? Ведь мы так сами собой и считаем, что друзья имеют большое влияние друг на друга, как и любовники.

Чтобы не повторять в определении какое-либо слово дважды, можно переформулировать так: власть это такие отношения между людьми, когда действие одного из них влечет изменение поведения другого.

Все важные параметры соблюдены. Все ключевые характеристики понятия «власть» в определении присутствуют. Можно иметь власть – иметь отношения. Подчеркивается динамичный и постоянно длящийся характер властных отношений. Это не «способность», которая в силу пассивного характера слова именно власти не присуща. Это действие.

И, что особенно ценно в переформулированном определении, можно понять, какой субъект властвует (в традиционном понимании), а какой подчиняется. Поскольку хотя мы и выяснили, что в этих отношениях каждый влияет на другого, однако власть кого-то больше. И мы определим это по тому, какое количество действий (и каких) одного человека ведет к изменению поведения другого.

То есть если мы предположим, что подчиненные стараются угадать желание руководителя по движению его брови, то мы скажем, что наверное, такой руководитель обладает большой властью. Каждый его жест и вздох, и слово – уже ведут к изменению поведения других субъектов властных отношений. А вот если подчиненным, наоборот, нужно написать объемный сложный доклад, чтобы добиться подписи или благосклонного жеста, то мы, конечно, отметим, что они оказывают влияние на своего руководителя, но небольшое. Или, во всяком случае, существенно меньшее (намного меньшее), чем он на них.

Точно так же и с границами изменения поведения. Да, в нашем примере выше японский крестьянин мог непослушанием заставить самурая обнажить меч и отрубить голову. Но это довольно узкие границы. А вот самурай в этих властных отношениях мог заставить крестьянина и воды наносить, и дров нарубить, и коня почистить, и очень многое другое.

Таким образом, выведенное определение хорошо тем, что не только подчеркивает взаимность властных отношений и их динамичный, постоянно длящийся, характер, но и вводит ряд критериев-параметров, по которым мы можем определить, чья власть больше. Ибо хотя мы уже знаем, что оба участника друг на друга влияют (обладают властью), и это отличает новое определение от прежних распространенных пониманий, мы также и знаем, что власть одного из участников больше. В прежних пониманиях именно такой участник отношений считался бы обладающим властью. Мы же, имея теперь более точное определение, говорим, что он обладает большей властью.

Имея в виду эти рассуждения, повторю определение еще раз: власть это такие отношения между людьми, когда действие одного из них влечет изменение поведения другого. Чем большее количество действий одного субъекта меняет поведение другого, тем больше его власть. Чем шире диапазон, в котором действия одного субъекта меняют поведение другого, тем больше его власть.

Может быть, чего-то не хватает, но наиболее существенные и важные характеристики, я считаю, соблюдены, и такое определение власти я готов принять в качестве рабочего.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic