aletheiaagathon

Categories:

Почему я считаю, что капитализм это демократизм

Вторая часть будет отвечать за собственно демонстрацию того, почему я считаю капитализм демократизмом. Возможно, она будет выглядеть столь же очевидной, как и первая, но это тоже будет даже хорошо.

Если мы считаем, что демократия это власть (влияние) народа, то подразумеваем, что каждый человек может оказывать влияние: указывать другим, как следует себя вести, что делать, каким должно быть общество и жизнь вокруг.

Обычно такую демократию мы ассоциируем с голосованием. Когда все вместе собрались и бросили камушки того или другого цвета в урну. Потом посчитали, и какого цвета камушков больше, то решение и приняли.

В других случаях демократию понимаем как «выбрали представителя, и он от нашего имени принимает решения».

Думаю, имея в виду показанное в первой части понимание денег, несложно будет проиллюстрировать и то, почему капитализм это демократизм.

Во-первых, если денег (выраженного ими влияния) достаточно, то можно велеть (попросить) другим людям вести себя так, как мы того хотим. Это называется, например, работой по найму или договором подряда. В этих случаях мы платим деньги, а люди делают то, о чем мы их просим.
Сходство будет даже тем большим, если мы возьмем ситуацию, когда одного нашего влияния недостаточно. Например, если мы хотим, чтобы во дворе многоквартирного дома стоял фонтан, то мало нашего желания, а потребуется политический (демократический) опрос других жильцов. Точно так же, даже если никто не возражает, после этого потребуется влияние, выраженное в деньгах, чтобы кто-то отдал нам изготовленные им материалы (выраженный в них собственный труд), а кто-то выполнил нашу просьбу (работы) по установке фонтана. И если одного нашего влияния для этого недостаточно (чтобы приказать рабочим), то объединившись с кем-то (образовав фракцию – в политических терминах), мы можем наше влияние увеличить и добиться своего.
Или разберем ситуацию, когда на сходе (в парламенте) бывают разные мнения, что и кому следует делать. Одна группа хочет, чтобы рабочие ставили фонтан в нашем дворе, а другая – чтобы в соседнем. В парламенте в результате идут дипломатические игры, в ходе которых определяется, у кого влияния больше. А в капиталистическом обществе – конкуренция покупателя. Упрощенно рассуждая: кто больше и на лучших условиях заплатит, тот и более влиятелен – того рабочие и послушаются.

Кроме этих сходств выделим и «во-вторых».

Во-вторых, как при демократическом правлении люди выбирают своих представителей, чтобы те от их имени принимали решения, так же обстоит дело и в капиталистическом обществе. Потому что когда некто получает прибыль от продажи своих товаров и услуг, он получает делегированное ему влияние других людей. И чем больше люди готовы ему платить, тем большее доверие ему они оказывают. 

Когда человек платит тысячу рублей парикмахеру, он показывает свою уверенность, что человек, освоивший такое ремесло, уж тысячей рублей (выраженным этой суммой его влиянием) сможет распорядиться. Если человек подает двадцать рублей нищему, он показывает, что не очень уверен в разумности этого нищего и не хочет давать ему слишком много влияния (даже тысяча для него чрезмерна), но одновременно считает, что сколь бы ничтожным ни казался человек, а все-таки и его мнение значение имеет. Пусть даже небольшое – на уровне двадцати рублей.

Если некто платит другому миллиард рублей – делегирует много влияния. В парламенте аналогом было бы, наверное, заключение соглашения между лидерами фракций. 

Но одновременно если некто получает по тысяче рублей от миллиона человек, тот имеет тоже миллиард – выраженное миллиардом влияние. В парламенте аналогом была бы ситуация, когда он напрямую получил голоса от депутатов, а не опосредованно, через их лидера.

И, накопив такое делегированное влияние, человек может распоряжаться им по своему усмотрению. 

Он может пустить его на личное потребление. Таким образом он сообщит, что не хочет распоряжаться ничем кроме собственной жизни: какой автомобиль водить, что есть, где жить. И доверит решение других вопросов тем, кому будет платить. 

При этом он может пустить такое «накопленное влияние» и на решение общественных вопросов. Скажем, расширить собственное производство. В этом случае он на свой страх и риск предполагает, что его продукция нужна еще многим – большему количеству, чем он продает сейчас. И он привлекает других людей себе на работу. Как бы сообщает им: занимайтесь вот этим, это важно другим людям и полезно, и они вас тоже отблагодарят. 

Каждый человек в отдельности не хотел бы заниматься вопросом, расширять ли производство его любимых ботинок или хлеба, а предпочтет интересоваться своей жизнью. Благодаря деньгам он делегировал право решения этого вопроса другому человеку (капиталисту). И если этот капиталист использует делегированное влияние успешно, то продолжает увеличивать его – растут его доходы и капитал. Если же он терпит неудачу, его капитал уменьшается, а следовательно, люди как бы посылают ему сигнал – пожалуй, тебе стоит пока вновь проверить себя на вопросах менее масштабных. С миллиардным капиталом он бы влиял на тысячу своих работников. Но у него осталось сто миллионов, и ему говорят: пусть другие попробуют ими поуправлять, может быть, они организуют их в более полезных целях. Но и ты доверие потерял не полностью, на сто человек ты по-прежнему можешь влиять.

И, таким образом, мы можем видеть, что всегда, когда существовали деньги, оно дополняли ту сферу человеческого влияния, которая выражалась политически.
Например, был царь-самодержец. Его политическая власть была абсолютна. Но сколько сбитня готовить и кому – это решали те, у кого были деньги, хотя бы грош, на покупку у разносчика. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic