aletheiaagathon

Category:

«Новый мир» 2013

Собираясь писать о моих любимых фильмах, я подумал: а как так может быть, что среди них настолько много криминальных? Ведь я, конечно, люблю грешника и считаю, что настоящее и будущее человека важнее его прошлого, но и грех я ненавижу. И понял, что объяснение простое: в этих фильмах редко (или почти никогда) показывают их настоящие грехи, а чаще всего они выступают то ли в роли средневековых солдат, то ли разведчиков. Нам не показывают их неряшливыми, с тупым и жестоким выражением лица, или не тупым, но садистским при этом. Хотя бы так, как бандиты показаны в фильме «Брат»: трусливые, лживые, ведущие себя, как обезьяна (герой Сухорукова); гыгыкающий, жадный и садистски наслаждающийся (как «мафиозный босс» в малиновом пиджаке, с прибаутками); или просто глупый примитивный и равнодушный к другим, как тот бандит, вымогающий деньги у «Немца». В любимых мной фильмах бандиты-главные герои показаны куда обаятельнее и героичнее, и не совершают преступлений против простого и беззащитного люда.

Впрочем, применительно к каждому фильму я еще буду иметь возможность порассуждать об этом. А пока это прелюдия к рассказу-рассуждению о южнокорейском фильме про бандитов и полицейских под названием «Новый мир».

Я уже писал, что три качества ценю в людях больше всего: честность и прямота; профессиональное мастерство; самоконтроль и самообладание. Зная это, легко понять, какие киногерои понравятся мне, и за что я буду ценить фильмы.

В «Новом мире» я вижу, как авторы ставят героев в сложные ситуации, а те демонстрируют самообладание и мастерство. Сложность ситуаций биологическая – выживание самих героев и их семей зависит от их решений. Этическая – интересы клана противоречат личным, верность наставнику и прежним обязательствам противоречат новым обязательствам перед другими людьми, ценности дружбы противоречат ценностям клана и принятым в их среде нормам… и таких конфликтов еще очень много. 

Когда писал, я задумался: мне нравятся вообще все герои этого фильма или почти все?

Женщин в кадре всего две, и обе мне нравятся. Они послушные, преданные, любящие, заботливые и при этом стойкие. Связную Джа Суна пытают несколько часов, но она не говорит ни слова, и Джа Чанг вынужден признать: «Должен сказать, она крепче моих парней». А при этом как заботливо она говорит по телефону шефу Кангу: «И пожалуйста, не кури так много» - уже зная, что скоро ее наверняка убьют и наверняка после пыток. И в память о своей ученице Канг бросает курить вовсе. И не такова ли и жена Джа Суна? Нам не показывают ее в ситуации пыток – в кадре ее судьба более благополучна – но по ее поведению в других случаях мы можем предположить, что она проявила бы себя не хуже.

Смотря этот фильм впервые, я даже подумал, что может быть, это отличительная черта всего южнокорейского кинематографа – показывать стойких и выдержанных героев? Посмотрев после этого сотню-другую фильмов этой страны, я пришел к выводу, что нет, национальной чертой их кино это не является, и даже тот же самый режиссер может снимать иначе. Что ж, тем больше это добавило мне любви к этому конкретному.

«Всемогущий Ли Джонгу» - всегда холодный и надменный, но при этом контролирующий себя в этой надменности и сглаживающий вечной обаятельной улыбкой. И если он совершал тактические ошибки, то разве не искупил их тем, как принял сначала свое падение, а потом и свою смерть? С той же самой улыбкой и спокойствием, с какими прошел весь фильм.

Джа Чанг наиболее эмоциональный из всех мужских персонажей фильма. В этом с ним сравнится разве что шеф Канг. Только эмоции у них разные. Канг, с его лишним весом, курением и вечно грязным автомобилем, выражает ценности служения обществу, сопровождаемые угнетением себя (пренебрежением к себе). Джа Чанг стремится всегда шутить, тормошить всех вокруг, высмеивая и других, и самого себя. Его шутки бывают и агрессивными, но в этом он соблюдает обычно умеренность. И, особенно ценное для меня, - он себя в каждый такой момент по-прежнему контролирует, и для него это не более, чем такая же привычная поза, как надменность с обаятельной улыбкой для Ли Джонгу.

И, конечно, Джа Чанг профессионален во всем: он прекрасно ведет переговоры, интригует, управляет, а когда дело доходит до выяснения, кому жить, а кому умереть, - прекрасно управляется с ножом. В более молодом возрасте они, вместе с Джа Суном, вдвоем сумели победить пятнадцать других головорезов и остаться в живых. Но и будучи уже третьим лицом в крупной корпорации, он все еще достаточно хорош, чтобы в тесном пространстве лифта справиться с пятью-шестью, кто хотел убить его. Справиться с ними, выжить и дожить до больницы. И даже там остается неясным: умер ли он из-за ран, или от них он смог бы оправиться, но не хотел выживать сам, потому что не хотел сходиться в смертельной схватке со своим «названым братом» - Джа Суном? Потому что не хотел делать выбор между принципами общества, в котором он жил, и той глубокой дружбой, которая связывала его с «братом» на протяжении лет, и воспринял смерть как избавление от этой необходимости?

Судьбы большинства героев фильма трагичны, но в особенности – Джа Суна? Он тоже умеет все. Он был хорошим патрульным. Он был хорошим головорезом. Он был хорошим слугой своего клана и сделал карьеру. Он хорошо управлял и в финальной схватке показал себя лучшим интриганов, разрубив узел, связавшийся вокруг него, и победив всех своих соперников. Он, в отличие от большинства других героев, выжил и, более того, возглавил могущественный синдикат. Почему я допускаю, что именно его судьба наиболее трагична? Потому что именно ему пришлось делать самые сложные этические выборы, и каков он будет после этого – неизвестно.

Он был честным, исполнительным, послушным и хорошим молодым полицейским – или эмигрантом из Китая, или сыном эмигрантов. Он принял на себя тяжелую и опасную роль – полицейского под прикрытием. Он подвергался опасности быть раскрытым как полицейский, а одновременно всегда рисковал жизнью как гангстер – в том числе для этого нам показали ту сцену, где они были вдвоем против пятнадцати других. Он установил и построил доверительные отношения с другими бандитами, но был послушен своему долгу полицейского и оскорблялся самому предположению о том, чтобы продать свою профессиональную честь. И то, как в результате случайности завязались события, заставило его усомниться в том, что лидеры его первого – полицейского – клана честны с ним и выполняют свои обязанности лидеров. А одновременно поставило его на грань предательства своего «названного брата», которого он тоже очень любил. И он задался вопросом, которому оскорбился бы еще за пару недель до этих событий: кто же «на самом деле» лучше?

Шеф Канг и Директор тоже верны своему долгу до конца и не имеют иллюзий насчет своей безопасности: «Мы или победим, или умрем». В первые пару просмотров этого фильма я не обратил внимания на эту фразу. А позднее задумался: они понимали, что Джа Сун может сделать такой выбор, какой сделал, и знали, что их жизни будут угрозой для него? И они тоже хорошо приняли свою смерть. Хотя Директору не дали этого показать, так как убили неожиданно. И хотя в случае с Шефом Кангом мне было непонятно, почему он так тянул с извлечением револьвера. Ведь между ним и убийцей было несколько метров, и револьвер давал преимущество перед ножом. Возможных причин много, и одна из них – он ведь давно хотел своей отставки, а здесь смерть освобождала его от его чувства долга.

Поэтому хотя нам и говорят, что речь о противостоянии полицейских и преступников, на протяжении всего фильма для нас это остается не больше, чем условием, объясняющим, почему два клана воюют друг против друга. Ни собственно полицейских обязанностей одних, ни преступлений других нам не показывают. В результате это выглядит как перенесенное в современность действие другого фильма этого же режиссера, рассказывавшего о войне периода еще холодного оружия.

Здесь тоже обращает внимание, что огнестрельное оружие появляется в кадре лишь несколько раз: его использует связная Джа Суна, его угрожают использовать при защите жены Джа Суна, извлекает (безрезультатно) Шеф Канг при самозащите и из пистолета с глушителем убивают Директора. Все остальные сражения происходят с помощью бейсбольных бит и длинных ножей.

Может остаться вопрос: а как же я, высоко ставя честность, высоко ценю и этих героев? Ведь тот же Джа Сун обманывал даже Джа Чанга, прикидываясь гангстером, но являясь при этом бандитом.

Я сам себе его задал и легко понял: это ведь были правила игры. Я же не буду считать нечестным того, кто блефует при игре в покер. Скорее наоборот, я удивлюсь тому, кто обвинит блефующего в нечестности.

Обратило внимание и вот что: название преступной корпорации «Голдмун» отсылает нас к «Голдстар» (ныне «ЭлДжи») и Церкви Муна? И та, и другая были весьма скандальны. «Скоро они станут слишком большими, чтобы мы могли что-то с ними сделать» и «Дай информацию, к которой раньше у тебя не было доступа; в первую очередь, высшие военные, политические и полицейские чины, связанные с Голдмун» - это шпильки, характеризующие устройство современной Южной Кореи?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic