aletheiaagathon

Category:

Если я не консерватор и не прогрессист, то кто?

Я считаю, что если нечто проявляло себя хорошо на протяжении долгого времени (например, столетий), то разумно это оставлять и этого придерживаться.

С другой стороны, для оценки того, насколько хорошо проявляло и каким образом, и как лучше всего применять сейчас, - все это, полагаю, подлежит всестороннему обсуждению. И если будет общее мнение, что нечто целесообразно изменить, то так и сделать. А если общего мнения не будет, то и не менять.

А с третьей стороны, я считаю это разумным по отношению к условному большинству популяции (то ли 70%, то ли 90, то ли 95). Пусть это большинство живет способами, проверенными столетиями и тысячелетиями, если конечно, считает их приемлемыми для жизни, а не отвергает. 

Применительно же к меньшинству я считаю разумным экспериментировать и пробовать разные варианты. Большое количество вариантов и проб это инструмент эволюции. Так зачем же им пренебрегать, если можно использовать на благо всего общества?

Портфель своих сбережений рекомендуют диверсифицировать именно так: бОльшую часть в активы разной степени консервативности (от недвижимости и гособлигаций к индексным фондам), а 10% или другую часть, какой готов рискнуть, - в высокодоходные. Чем выше потенциальный доход, тем выше риск обычно и, возможно, все деньги, вложенные в них, будут потеряны. Зато и вознаграждение может быть колоссальным – 10% могут принести доход, в несколько раз превышающий весь начальный капитал. 

Аналогичным образом действуют венчурные инвесторы, вкладывающие деньги с полным пониманием, что чаще всего их потеряют, зато в редких случаях получат прибыль – и такую, что окупит все потери.

Так же может действовать и общество. Большинство (от 75% и больше) практикует жизнь по образцам, проверенным временем, а меньшинства (во множественном числе, так как некоторые будут рисковать финансами, другие сексуально, третьи эстетически и так далее) будет проверять новые или хорошо забытые старые (из других культур или других времен, например). И, возможно, большинство таких практик будет убыточно для их адептов, как жили в нищете художники раньше, или как «прогорали» и выбрасывались из окон неудачливые предприниматели. Зато это будет не только гуманно по отношению к людям (не нужно подавлять их индивидуальность, а напротив, они смогут свободно ее проявлять и развивать), но они на себе будут проверять новое, на их опыте можно наблюдать, как это сказывается. И либо это будет «десять тысяч способов, как нельзя сделать лампочку», либо один из тех проектов, прибыль от которого окупит все другие потери.

Такой подход сочетает в себе и коллективизм (заботу о выживании группы), и индивидуализм (заботу о разнообразии и свободе личности).

При этом индивидуализме он выглядит выгоднее и в коллективистском смысле: общество имеет больше образцов развития, и многие из них апробируются на маленьких группах. Самые известные коллективистские общества двадцатого века (Германия 30-40-х и СССР) подавляли эволюционное разнообразие и, возможно, пали вследствие этого.

И эта мысль тем лучше, что она проверена временем – во всяком случае, теми столетиями, что существует либерализм.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic