Закрепленная запись

Я веду журнал, вдохновляясь Монтенем и его «Опытами». Осмыслить жизнь, устройство мира собственным умом – моя главная цель. Монтень писал то, что интересно ему и его семье; этот журнал публичный в расчете на тех, кто имеет духовное родство со мной, то есть тех, кому интересны те же темы и способ их рассмотрения.

Главные принципы: свобода лучше несвободы; правда лучше лжи; вера лучше страха; любовь лучше ненависти; честь лучше подлости; забота лучше садизма; достаток лучше дефицита; удовольствие лучше страдания; смелость лучше предательства; надежда лучше отчаяния; надежность лучше беспринципности; преданность лучше неверности; самостоятельный контроль своей жизни лучше чужого.

Как я отношусь к капитализму

Обнаружил, что по моим текстам может сложиться впечатление, будто я «осуждаю», «не люблю» или хотя бы «не одобряю» буржуазию и капитализм. Думаю: вдруг кто-то действительно такое представление составил? Поэтому на всякий случай уточню, что я отношусь и к буржуазии, и к капитализму положительно.

Такое замечание тоже озадачило одного из моих собеседников, который удивился, как можно относиться к чему-то положительно и желать его изменения, отмены или уничтожения? Лучшая иллюстрация ответа, полагаю, это рост ребенка. Когда младенец ползет по полу, мы осуждаем это или относимся отрицательно? Нет. Как минимум, спокойно смотрим, а как максимум, радуемся, ликуем и снимаем на видео. Когда он делает первые шаги или произносит первые слова, пусть невнятно и не всегда по делу? Тоже, как минимум, спокойно, а как максимум – очень радуемся.

Так и с капитализмом – отличная штука. Просто всему свое время, и следует учить младенца ходить, не падая, а со временем и бегать.

Collapse )

Общество вместо государства

Время, отводимое ежедневно для написания текста, сегодня посвятил переписке в ЖЖ, поэтому вместо продолжения вчерашних мыслей поделюсь радостью: я придумал, чем в своей речи заменить слово «государство»! 

Вместо «государства» в нескольких беседах говорил «общество», и на язык ложилось хорошо, а при этом и смысл передавало адекватно. Слово «общество» дополнительно хорошо тем, что при желании его можно увязывать с административными границами: российское общество, московское общество етс. Удобно и то, что оно устраняет дуализм, содержащийся в словах «государство» и «народ». Этимология двух последних слов такова, что, конечно же, «государь» совершенно иное, нежели «народ», каким он владеет. В слове же «общество» такого разделения нет – общество оно и есть общество и как субъект, актор, и как источник субъектности, и как объективно наблюдаемое и описываемое.

Об исчезновении разделения труда

Если с «уничтожением государства» вопрос мне сейчас тоже ясен, то с «ликвидацией разделения труда» еще не так. Поэтому «покручу» эту мысль дополнительно, рассчитывая, что и тут не сегодня, так через месяц видение сформируется.

Еще Кропоткин писал, что при современном ему уровне развития производительных сил достаточно четырехчасового рабочего дня, чтобы обеспечить все потребности человечества (то есть в том числе сформировать резервный фонд и фонд развития). Сложно представить, чтобы тогда 20-часовой рабочей недели было достаточно, а сейчас - нет.

Отметим, что двести лет назад боялись сократить рабочий день на фабриках с 12 часов до 11. Однако когда это было сделано, обнаружили, что производительность лишь выросла – за счет большей интенсивности труда. А травматизм и несчастные случаи, наоборот, уменьшились числом.

Соответственно, даже если оставить привычную нам основу функционирования общества, но всего лишь сократить продолжительность рабочей недели до 20 часов, то каждый трудящийся будет иметь много освободившегося времени для всех других задач, будь то спорт, наука или организаторская деятельность.

Если я для чего-то и рассматриваю сохранение хотя бы 20-часовой недели, то в качестве «костыля» для размышления и как дань опасению, что при ликвидации разделения труда мы останемся в «мире дилетантов». Популярная формула гласит, что для становления в качестве специалиста требуется 10 000 часов. Соответственно, если работать по 20 часов в неделю, то даже без учета обучения достаточно будет 500 недель, то есть с учетом праздников и отпусков – 10-12 лет. То есть (полностью в рамках привычного нам представления) после обучения человек становится специалистом (но менее высокого уровня), а потом постепенно повышает свою квалификацию и через 10-12 лет (то есть в 30-35) становится прекрасным мастером. Ну, а если некто очень сильно увлечен своим делом и стремится посвящать ему каждую свободную минуту, тогда он по доброй воле и с энтузиазмом будет уделять куда больше внимания, нежели 20 часов в неделю, а значит, и возрастать в своем мастерстве тоже будет быстрее.

Collapse )

Коммунизм как движение и освобождение

Имея в виду сказанное вчера, то, что «Маркс и Энгельс не оставили инструкций, как строить коммунизм» - «не бага, а фича». 

Как в одном из интервью рассказывал Энгельс: ««Какую вы, немецкие социалисты, ставите себе конечную цель?» - У нас нет конечной цели. Мы сторонники постоянного, непрерывного развития, и мы не намерены диктовать человечеству какие-то окончательные законы. Заранее готовые мнения относительно деталей организации будущего общества? Вы и намека на них не найдете у нас. Наше первое требование – обобществление всех средств и орудий производства. Правда, мы принимаем все, что предлагает нам какое-либо правительство, но только в качестве уплаты долга по частям и без всякой благодарности с нашей стороны».

У того же Энгельса можно найти много критических слов в адрес тех, кто пытается создавать «утопии». Он хорошо отзывается о Сен-Симоне и Фурье, говоря, что в их время социализм не мог быть никаким другим, кроме утопического. Но высмеивает всех, кто пытается заниматься подобным в более позднее время, когда социализм и коммунизм были уже не фантазией, а реальным движением масс, и следовало «не выдумывать из головы, каким общество должно быть, а открывать при помощи головы» закономерности и средства. Он повторяет эту мысль в разных видах часто. Например, так: «Пробуждающееся понимание того, что существующие общественные установления неразумны и несправедливы, что «разумное стало бессмысленным, благо стало мучением», - является лишь симптомом того, что в методах производства и в формах обмена незаметно произошли такие изменения, которым уже не соответствует общественный строй, скроенный по старым экономическим условиям. Отсюда вытекает также и то, что средства для устранения обнаруженных зол должны быть тоже налицо – в более или менее развитом виде – в самих изменившихся производственных отношениях. Надо не изобретать эти средства из головы, а открывать их при помощи головы в наличных материальных фактах производства».

Collapse )

Два принципа коммунизма

Я, кажется, уяснил себе политическую часть теории Маркса. Несколько месяцев писал, что с экономической все ок, а политическую пока не понимаю, но сегодня осенило: понимаю. Конечно, мне осталось еще более 20 томов, и, может быть, они поменяют мое мнение, но, как минимум, в качестве промежуточного итога зафиксировать стоит. 

Дополнительным свидетельством понимания для меня служит способность сформулировать кратко: два главных принципа коммунизма - обобществление собственности и ликвидация разделения труда.

Пока существует частная собственность на средства производства, сохраняется «наемное рабство»: чтобы получить жизненные блага и самую возможность трудиться, работник должен делать то, что от него требует собственник, и так, как он требует. Сам же работник при этом не только «не делает того, что хочет, а делает, чего не хочет», но даже и продуктом своего труда не распоряжается: направят ли избыток на развитие дела, или капиталист все прокутит и промотает, – работник не влияет на это; хорошие ли решения принимает капиталист или ведущие к банкротству – влияние работника почти отсутствует. Да и прибавочная стоимость изымается, конечно.

Collapse )

Сбросить "правительство", "чиновников" и "служащих" с корабля современного языка!

Задумался, что кроме слов «элиты», «власть» и «государство», мне и многие другие не подходят. Скажем, «правительство». По определению, в правительстве – правители. Те, кто правит. Но разве я хочу, чтобы мной кто-то правил? Нет. И даже независимо от моего желания, по нашей конституции предполагается, что правит (единственный источник власти) народ, который выбирает своих представителей (в совете федерации, думе и президента), те, в свою очередь, выполняют поручения (наказы) тех, кто их на это уполномочил, формулируют правила, как это сделать. А проводят их в жизнь (дорабатывают по мелочам) исполнители – те, кого называют правительством. То есть одновременно они и правители, и исполнители. В диалектическом смысле это весьма остроумно, смущает же меня, что, как и в любой диалектической паре, одной из противоположностей уделяется большее внимание, а в этом случае акцент делается на правлении – правительство. А то, что это исполнители, произносится, но деликатно. Затушевывается и оставляется в тени. 

Слово «чиновники» тоже не нравится. Оно же от слова «чин». Предполагается, что всякий служащий (чиновник) имеет чин, в отличие от. Адекватно ли это современности? Я думаю, нет.

Я бы и слово «служащий» чем-то заменил. Двести лет назад оно имело смысл: военнослужащий – служит государю войной; статский – служит государю в административной части. Но сейчас-то государя нет. Это такие же граждане, как и все остальные. Можно, конечно, сказать, что служат народу, но здесь будет лукавство даже не в силу природного эгоизма, а просто потому, что ок, служат народу. При этом сами они разве не народ? Я народ, и ты – народ. «Граждане» ближе по смыслу. Правда, при этом как-то бы еще обозначить задачи, какие они выполняют, чтобы не было ситуации, когда занятие есть, а слова для его обозначения нет. Поскольку сам я пока только ставлю проблему (слова-анахронизмы, мешающие мыслить), но не предлагаю решений.

Или слово «дума». Допустим, когда-то оно имело смысл: разделение труда, один пашет, другой думает. Но разве сейчас предполагается, что кому-то думать не следует? Все мы – дума. А собранию представителей хорошо бы какое-то другое название иметь.

Collapse )

Трагические судьбы российских императоров и 60 лет подготовки революции 1917 года в России

Работы Маркса и Энгельса я люблю читать еще и в качестве исторического источника. Например, я совершенно не помнил, что Николай Первый покончил жизнь самоубийством. А Энгельс несколько раз уверенно говорит, что «принял яд». Заглянул в википедию: в самом деле, пишут, что официально причиной смерти объявлено воспаление легких, но многие говорят о самоубийстве. Соответственно, официальная причина смерти Павла (46 лет) – апоплексический удар, неофициальная – убийство (шарф и табакерка); Александра Первого (47 лет) – официально, по болезни, неофициально – отравление; Николай Первый (58 лет) – воспаление легких или самоубийство; Александр Второй (62 года) – убийство; Александр Третий (49 лет) – нефрит или алкоголизм (хотя одно другому и не противоречит); Николай Второй (50 лет) - убийство.

Collapse )

"Экватор", или об отношении СССР к мыслям Маркса и Энгельса

Сегодня (хотя то же можно было бы сказать вчера или позавчера) у меня «экватор» - из 50 томов сочинений Маркса и Энгельса прочел 25. Главное впечатление: правило «читайте первоисточники» - волшебное. Значительная часть того, что я думал о теории Маркса и Энгельса десять лет назад, к ней не относится, а то и прямо противоположно их взглядам. Чего стоит, например, представление о коммунизме как о состоянии (метафизическое у меня тогда), хотя для них это процесс, движение (они мыслят, что понятно, диалектически). В следующих двадцати пяти томах меня ждет, может быть, еще много открытий. Но если ознаменовать «прохождение экватора» каким-то подведением промежуточных итогов, то я бы сопоставил мысли Маркса и Энгельса с советской практикой.

Очевидно, что очень многое в СССР делалось в соответствии с их теорией. Например, всеобщая воинская обязанность, требуемая для того, чтобы каждый рабочий мог обучиться военному делу и в случае нужды с оружием в руках отстоять себя против чужой агрессии. При этом если у Энгельса говорится о винтовке и 50 боевых патронах к ней, хранящихся у каждого дома, какие, с одной стороны, никому не позволят завоевать эту страну, а с другой стороны, не позволят никому отправить такой вооруженный народ в ненужный ему завоевательный поход, то в СССР, конечно, отношение к оружию в личном владении было иным.

Или, скажем, всестороннее развитие личности, такое образование, которое каждому позволило бы занять любую позицию. С одной стороны, в СССР, несомненно, много делалось для этого, предпринимались большие усилия для развития каждого – притом усилия как индивидуальные, так и общественные. С другой стороны, само разделение труда, на какое пристальное внимание обращали Маркс и Энгельс, устранено не было. В результате можно применить критику, направленную в адрес Дюринга: всего лишь позволять каждому выбирать специальность по своему усмотрению? То есть не избавить человека от порабощения конкретным делом, а всего лишь позволить выбирать, какое именно дело его поработит? 

Collapse )

«Сто тысяч долларов на солнце» (1964) и «Плата за страх» (1953)

Когда меня спрашивают, какие французские фильмы я люблю больше остальных, то иногда удивляются, что это не комедии с Ришаром или Депардье, не боевики с Делоном, не Годар с Трюффо, а две картины о наемных водителях грузовиков.

Сравнивая их с другими, говорю, что первый это мой любимый фильм с Жан-Полем Бельмондо; «На последнем дыхании» и «Профессионал» делят между собой только вторую-третью строчку. А у Ива Монтана я других фильмов навскидку назвать обычно и не способен, но за ту роль – очень его ценю.

Некоторое сожаление у меня вызывает, что драматизм в первом случае создали введением криминального элемента (сюжет крутится вокруг угона автомобиля с ценным грузом), а во втором – перевозкой нитроглицерина (то есть постоянным риском смерти, обостряющим сопереживание героям). Но сожаление действительно небольшое, поскольку при желании (например, моем) можно легко отвлечься от того, что именно они везут, а смотреть на их работу, какая она была тогда, подмечать детали их жизни и отношений друг с другом.

«-Х сказал, что я шлюха. Это правда?

-Ну… Ты же спишь со всеми подряд?

- Да.

- А.. ты берешь за это деньги?

- Нет.

- Ну вот! (радостно) Какая же ты шлюха? (ласково обнимает) Ты просто друг».

Collapse )